Сбор доказательств адвокатом

Судебные расходы на представителя: реально ли взыскать их в полном объеме?

Взыскать в полном объеме расходы на оплату услуг представителя, которые составляют значительную долю судебных издержек, на практике довольно сложно – в большинстве споров заявленные к взысканию суммы признаются судами чрезмерными и снижаются.

Тем не менее прецеденты многомиллионных возмещений все же существуют. Например, в 2013 году Высший арбитражный суд Российской Федерации не нашел оснований для отмены решения о взыскании с ООО «Б.» в пользу компании «А.» более 32 млн руб. судебных расходов (определение ВАС РФ от 24 июня 2013 г. № ВАС-12252/11). Стоит отметить, что во многом практика взыскания издержек в размерах, по крайней мере близких к заявленным, сформировалась благодаря решениям ВАС РФ. Так, к примеру, Суд признавал не чрезмерными затраты на проезд иногороднего представителя даже в аэроэкспрессе и такси (учитывалось время прибытия самолета и удаленность гостиницы от аэропорта), проживание в гостинице определенного класса, выплату суточных (определение ВАС РФ от 19 июня 2013 г. № ВАС-13840/12).

После упразднения ВАС РФ ряд экспертов высказывали мнение о том, что подобная практика останется в прошлом. Однако в начале прошлого года Верховный Суд Российской Федерации дал разъяснения по вопросам применения законодательства о возмещении судебных издержек (Постановление Пленума ВС РФ от 21 января 2016 г. № 1; далее – Постановление № 1), в том числе тем, которые высшие суды не затрагивали ранее в своих пояснениях. В частности, Суд прямо указал на возможность взыскания расходов на оплату юридических услуг, понесенных на стадии досудебного урегулирования спора, пояснил, как решается вопрос о распределении судебных издержек, связанных с рассмотрением заявления о взыскании судебных издержках (так называемые издержки на издержки) и др.

Несмотря на это, практика возмещения судебных расходов по-прежнему остается разнообразной и во многом зависит от того, насколько стороне удается обосновать заявленные к взысканию суммы. Посмотрим, какие критерии влияют на решение суда о размере судебных расходов в арбитражном процессе и какие советы по их обоснованию дают практикующие юристы.

Что необходимо доказать?

По общему правилу расходы на оплату услуг представителя, понесенные выигравшей дело стороной, взыскиваются судом с проигравшей стороны в разумных пределах (ч. 2 ст. 110 АПК РФ). При этом суд может уменьшить размер возмещения по заявлению лица, с которого взыскиваются судебные расходы, если оно представит доказательства их чрезмерности (ч. 3 ст. 111 АПК РФ).

Отразить судебные издержки в бухгалтерском учете поможет «Энциклопедия решений. Учет судебных расходов» интернет-версии системы ГАРАНТ.
Получить полный
доступ на 3 дня бесплатно!

Фактически при рассмотрении вопроса о взыскании расходов на представителя учитывается, были ли они на самом деле понесены (действительность расходов), связь расходов с рассматриваемым делом и разумность их размера. ВС РФ подчеркнул, что лицо, взыскивающее издержки, должно доказать первые два критерия, а сторона, с которой предполагается взыскать судебные расходы, вправе доказывать их чрезмерность (п. 10, п. 11 Постановления № 1).

При этом суд не вправе уменьшать размер судебных издержек, если сторона, с которой взыскиваются расходы, не заявляет возражений и не представляет доказательств их чрезмерности, указал ВС РФ. Исключение составляют случаи, когда суд, изучив материалы дела, приходит к выводу о том, что заявленная к взысканию сумма носит явно неразумный (чрезмерный) характер (абз. 2 п. 11 Постановления № 1). Такую возможность суд охотно использует, когда лицо, с которого взыскивают расходы, – государственный орган, в таких делах судебные издержки снижаются во много раз, отметил управляющий партнер адвокатского бюро «Бартолиус» Юлий Тай в ходе организованной экспертной группой VETA конференции «Взыскание судебных расходов: практика и тенденции».

С несправедливостью такой позиции судов согласен и ведущий юрист «Пепеляев Групп» Константин Сасов. Он отметил, что практика взыскания судебных издержек в полном объеме, например с Минфина России, как это имело место в деле об обжаловании энергетической компанией письма министерства о документальном подтверждении права налогоплательщика на получение социального налогового вычета (определение ВАС РФ от 19 июня 2013 г. № ВАС-13840/12), позволит повысить качество даваемых министерством разъяснений налогового законодательства.

Кстати, ФНС России рекомендует налоговым органам при решении вопроса об инициировании судебного разбирательства с налогоплательщиками руководствоваться сложившейся судебной практикой по сходным делам, особенно актами высших судов, с целью сокращения количества проигранных споров и экономии бюджета (письмо ФНС России от 14 сентября 2007 г. № ШС-6-18/716@, письмо ФНС России от 11 мая 2007 г. № ШС-6-14/389@, письмо ФНС России от 26 ноября 2013 г. № ГД-4-3/21097, приказ ФНС России от 09.02.2011 г. №ММВ-7-7/147@).

Подтверждение действительности судебных расходов предполагает представление доказательств того, что они понесены, к моменту рассмотрения заявления о взыскании расходов, не позднее. Так, при наличии договора об оказании юридических услуг и отчета о выполненной адвокатом работе по указанному договору, но отсутствии квитанции об оплате этих услуг суд может признать факт несения судебных расходов в заявленном размере недоказанным и отказать в их взыскании (постановление Арбитражного суда Московского округа от 1 марта 2017 г. по делу № А41-8865/2015). Причем кассовые документы рассматриваются судами как доказательство несения расходов даже при неправильном их оформлении, подчеркивает старший юрист Incor Alliance Кристина Валахович (постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 27 октября 2016 г. по делу № А38-4739/2015, постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27 марта 2017 г. по делу № А50-15661/2015).

Разумный характер расходов

Под разумными в сложившейся судебной практике понимаются такие расходы, которые при сравнимых обстоятельствах обычно взимаются за аналогичные услуги. Такого же мнения придерживается и ВС РФ (п. 13 Постановления № 1). При этом, согласно разъяснениями Суда, при определении разумности могут учитываться объем заявленных требований, цена иска, сложность дела, объем оказанных представителем услуг, время, необходимое на подготовку им процессуальных документов, продолжительность рассмотрения дела и другие обстоятельства.

Интересно, что при сравнении стоимости аналогичных услуг рассматривается и региональный рынок, и профессиональный. Первое подразумевает, в частности, использование утвержденных советом адвокатской палаты конкретного региона минимальных ставок гонорара за оказание юридической помощи (утверждены в Воронежской, Кировской, Самарской, Омской областях, Красноярском крае и др.). Так, например, суд снизил сумму взыскиваемых расходов на оплату услуг представителя, руководствуясь минимальным размером адвокатского гонорара, утвержденного для Омской области, где рассматривалось дело, а не данными о стоимости юридических услуг в Москве (кстати, в Москве подобного решения совета адвокатской палаты нет) – месте нахождения представителя (постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 14 апреля 2017 г. по делу № А46-9296/2015).

Оценка стоимости аналогичных услуг на профессиональном рынке предполагает, например, сравнение ставок, установленных за представление интересов клиентов в судах по конкретной категории дел сотрудниками определенной квалификации (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 4 сентября 2015 г. № 09АП-24910/15).

Особая оговорка касается непосредственно личности представителя. ВС РФ указал, что разумность судебных издержек на оплату услуг представителя не может быть обоснована его известностью (абз. 2 п. 13 Постановления № 1). Однако это не означает, что размер оплаты работы адвоката не может зависеть от его квалификации и опыта, полагают эксперты и советуют представлять в суд соответствующие сведения, в том числе информацию об образовании представителя, осуществляемой им преподавательской деятельности, наличии наград от общественных организаций и т. д.

Что касается цены иска, то один лишь факт существенного ее размера без учета сложности дела и объема непосредственно оказанных услуг не может влиять на сумму взыскиваемых расходов (постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 21 июля 2016 г. по делу № А65-5624/2015). Но в случае, когда величина расходов на представителя значительно превышает цену иска, суд может признать эти расходы неразумными (постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 16 февраля 2017 г. по делу № А19-12015/2015).

Недостаточно определенным является понятие «сложность дела». Напомним, ВАС РФ в свое время попытался определить критерии сложности споров, рассматриваемых в арбитражных судах (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 1 июля 2014 г. № 167). Но единого мнения о том, какие дела считаются сложными, у судов по-прежнему нет. О высокой сложности дела, по их мнению, может свидетельствовать отсутствие единообразной судебной практики (хотя такой довод можно приводить едва ли не в каждом деле о взыскании расходов) или решений высших судебных инстанций, необходимость подготовки или сбора технической и иной документации, объем материалов дела, количество судебных заседаний (постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29 ноября 2016 г. по делу № А13-12622/2014, постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 29 июня 2016 г. по делу № А46-2072/2015, постановление Девятого арбитражного апелляционного от 7 апреля 2017 г. по делу № А40-6730/2015).

В то же время даже при невысокой сложности дела судебные расходы могут быть взысканы в существенном размере – в случае недобросовестного процессуального поведения противоположной стороны, например преднамеренного затягивания сроков рассмотрения дела и т. д. (постановление Арбитражного суда Московского округа от 21 марта 2017 г. по делу № А40-79028/2014, постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 2 февраля 2017 г. № Ф04-5577/14 по делу № А81-591/2014).

Под объемом оказанных услуг суды понимают конкретные действия представителя в связи с рассмотрением определенного дела. Причем если в акте приема-передачи оказанных услуг указано только, что услуги выполнены и приведена их общая стоимость, но не конкретизировано, какие действия осуществлялись и сколько стоит каждое из них, у судов возникает сомнение в разумности расходов на эти услуги (постановление Арбитражного суда Уральского округа от 11 апреля 2017 г. № Ф09-93/17 по делу № А47-9967/2014).

Таких проблем, как правило, не возникает у юридических фирм, использующих автоматизированные системы учета оказания услуг (биллинг), поскольку в биллинговых записях содержится информация и о выполненных действиях, и о потраченном на них времени. Кстати, юристы советуют вести учет затраченного времени и в том случае, когда в договоре об оказании услуг прописан фиксированный размер вознаграждения представителя. Такие учетные данные могут предотвратить снижение заявленной к взысканию суммы расходов, так как показывают суду, сколько времени и усилий тратится на сбор доказательств, отмечает Юлий Тай.

Снижение размера взыскиваемых расходов

Принимая решение об изменении заявленной к взысканию суммы расходов, суд не вправе уменьшать ее произвольно. Такую позицию неоднократно высказывал КС РФ, отмечая необходимость мотивировки этого решения (Определение КС РФ от 21 декабря 2004 г. № 454-О, Определение КС РФ от 20 октября 2005 г. № 355-О).

Тем не менее на практике суды далеко не всегда тщательно обосновывают соответствующие решения. «Сегодня многие определения о взыскании судебных расходов выглядят следующим образом: суд ссылается на закон, на судебную практику, посвященную этому вопросу, а дальше следует ключевая фраза: учитывая совокупность доказательств и особенности настоящего дела, суд считает разумной сумму в …», – подчеркивает Константин Сасов. При этом иногда решение об уменьшении размера расходов принимается судом, даже если сторона, с которой они взыскиваются, не представляет достаточных доказательств их чрезмерности, хотя именно она, согласно закону, несет бремя доказывания этого факта (ч. 3 ст. 111 АПК РФ). ВАС РФ отменял подобные судебные акты, ссылаясь в том числе на пояснения КС РФ и указывая, что суд в этом случае, по сути, освобождает сторону от обязанности доказывания заявленного требования, и это нарушает основополагающий принцип арбитражного процесса – принцип состязательности сторон (Постановление Президиума ВАС РФ от 15 марта 2012 г. № 16067/11).

Поскольку ВС РФ тоже согласился с позицией КС РФ и указал, что суд не вправе произвольно решать вопрос о размере сумм, взыскиваемых в возмещение судебных издержек (п. 11 Постановления № 1), можно предположить, что в случае обжалования решений об уменьшении этого размера, не содержащих расчета тех сумм, которые суд посчитал разумными, он будет выносить аналогичные решения.

Как видно из проанализированной судебной практики, взыскание понесенных на оплату услуг представителя расходов, особенно в крупном размере, – дело непростое. Тем более если дело касается вопросов, по которым мнения судов расходятся диаметрально. Среди них и вопрос о том, может ли на размер гонорара адвоката влиять место, занимаемое в рейтингах юридических фирм компанией, сотрудником (партнером) которой он является, и о том, возможно ли возмещать в составе судебных расходов выплаченный представителю гонорар успеха.

Тем не менее в случае достаточного обоснования заявленной к взысканию суммы судебные расходы все же могут быть возмещены в полном объеме.

www.garant.ru

Условия, при которых возможно расторжение или отмена договора дарения квартиры, и судебная практика по таким делам

Договор дарения квартиры – сделка по передаче права собственности на недвижимость одним лицом другому.

Она безвозмездная, не требует оплаты со стороны получателя дара. Для признания ее юридической силы необходимо согласие принять недвижимость в дар.

Но, как и любой договор, дарственную можно оспорить в суде или расторгнуть.

Кто может быть инициатором расторжения/отмены сделки?

Расторжение договора возможно тремя сторонами:

  • дарителем – собственником квартиры;
  • одариваемым;
  • государственными органами – судом.
  • В суд исковое заявление может подать лично даритель или его родственники после его смерти. Инициировать возбуждение дела родственники дарителя могут и в том случае, если они не согласны с «подарком» и имеют законные права на недвижимость.

    Расторгнутым договор будет считаться в таких случаях (не требуется обращения в суд):

    • смерть одариваемого наступила раньше, чем смерть дарителя, до регистрации права собственности новым владельцем квартиры;
    • одариваемый отказался от квартиры;
    • в договоре указано, что дар переходит к новому собственнику после смерти прежнего (это, по сути, завещание);
    • в тексте или форме сделки допущены юридические «огрехи» и прочее.
    • Основания для расторжения сделки

      В гражданском законодательстве есть общие для всех договоров дарения имущества причины признания сделки недействительной:

      • нарушены законные права родственников или наследников дарителя;
      • сделка была заключена с нарушениями нравственного или морального характера;
      • сделка признана фиктивной, мнимой;
      • одна из сторон договора признана недееспособной решением суда;
      • участие несовершеннолетних граждан;
      • за несовершеннолетнего договор заключал не законный представитель, а третье лицо и так далее.
      • Так, по желанию дарителя он может быть расторгнут в таких случаях:

        1. Получатель дара обращается с квартирой так, что возникает угроза порчи или потери недвижимости. В этом случае потребуется доказательство того, что квартира для бывшего собственника представляет неимущественную ценность: получена по наследству от родственников, подарена близкими людьми.
        2. Доказать неимущественную ценность квартиры для собственника практически невозможно, поэтому в реальной юридической и судебной практике это положение «не работает».
        3. Одариваемый совершил преступление по отношению к дарителю или его близким: причинил вред здоровью, покушался на жизнь.
        4. Получатель дара умер раньше, нежели даритель. Однако этот пункт должен быть включен в дарственную.
        5. Если договор предусматривает передачу квартиры в будущем (в установленный срок), а за это время ухудшилось материальное положение или состояние здоровья дарителя, возможно расторжение.
        6. По собственной инициативе одаряемого также можно расторгнуть договор:

          1. Отказ от дара. Сделка дарения предусматривает обоюдное согласие сторон. Если одариваемый не принимает квартиру, договор не считается состоявшимся.
          2. Если одариваемый умирает ранее, чем принимает дар, право собственности на квартиру наследники не получают и сделка расторгается. Исключение: соответствующий пункт, включенный в дарственную.
          3. Основания для отмены сделки

            Сделку можно отменить или признать недействительной в таких случаях:

          4. По судебному решению дарение может быть отменено в том случае, если недвижимость подарена ИП или организацией с нарушением закона о банкротстве. То есть, предприниматели, находящиеся в предбанкротном состоянии, «раздаривают» свою недвижимость родственникам, уходя от взыскания. В законе оговорен срок, – полгода до банкротства – в течение которого сделка дарения квартиры признается недействительной.
          5. Согласно статье 177 ГК, недееспособность дарителя не в общем, а именно в момент подписания дарственной, делает сделку недействительной. Это возможно, если будет доказано, что в момент заключения договора собственник находился под влиянием медпрепаратов, алкоголя, наркотических веществ или в состоянии стресса.
          6. Введение в заблуждение – неосознание дарителем того факта, что квартира дарится навсегда, а не передается во временное пользование, например.
          7. Заключение сделки под влиянием угроз, насилия, введения в заблуждение, обмана третьей стороной.

          Заявителем чаще всего выступает или сам даритель, или его родственники, наследники.

          Доказательствами могут служить:

        7. справки из лечебных учреждений о состоянии здоровья дарителя;
        8. показания свидетелей;
        9. письменные угрозы;
        10. видео-доказательства и так далее.
        11. Для отмены дарственной существует еще несколько причин:

          • неверно составленный договор дарения;
          • указание на обязательства одариваемого (пожизненный уход, перечисление определенной суммы денег);
          • маскировка купли-продажи квартиры под договор дарения для ухода от налогообложения;
          • пользование служебным положением;
          • отсутствие подписи одной из сторон или нотариуса;
          • нарушение обременений недвижимости.
          • Судебный порядок

            В суде осуществляется признание дарственной недействительной. Родственники или сам даритель, поняв можно ли им отменить сделку, составляют иск о признании недействительности договора дарения квартиры. Основанием может служить только одна из причин, указанных в ГК, а именно в 578-й статье.

            Иск подается в судебную инстанцию по месту проживания одариваемого (ответчика).

            Также заявитель уплачивает госпошлину и прикладывает к иску соответствующую квитанцию. В ходе рассмотрения дела выносится решение о возврате квартиры дарителю или отказ в письменной форме с указанием причины.

            Квартира возвращается одариваемым в том виде, в каком он ее получил.

            Если за время судебных разбирательств квартира продана, подарена, обменяна, компенсируется ее рыночная стоимость.

            Исковая давность в случае отмены дарения составляет 12 месяцев с момента заключения договора. Срок общей исковой давности – 3 года.

            Последствия расторжения или отмены договора

            Статья 578 (пункт 5) ГК предусматривает после отмены (расторжения) дарственной возврат квартиры дарителю в натуральной форме. Это правило действует как для судебной отмены, так и для расторжения договора его сторонами.

            Но к моменту признания недействительности договора квартира одариваемым может быть уже продана. В этом случае сумма от продажи компенсируется собственнику в денежном эквиваленте.

            Право собственности на квартиру после отмены сделки также переходит дарителю. Потребуется повторная регистрация права собственности в Росреестре и получение новых паспортов на квартиру.

            Видео: Как не попасть в просак при дарении недвижимости

            В видеосюжете юрист дает советы, как юридически грамотно составить договор дарения квартиры или иной недвижимости.

            Разъясняется, каким пунктам соглашения нужно уделить особо пристальное внимание, чтобы обезопасить себя и передаваемое имущество от незаконных действий одной из сторон сделки, как расторгнуть данный договор при возникновении в этом необходимости.

            terrafaq.ru

            Недобросовестная конкуренция: обзор практики

            Продолжение статьи читайте в следующем номере.

            Автор статьи на примерах объясняет, какие формы недобросовестной конкуренции существуют; каковы последствия отсутствия конкуренции; как действовать в случае, когда участники товарного рынка ведут себя недобросовестно; как продвигать и рекламировать свою продукцию, не нарушая принципов добросовестной конкуренции. Об этом и многом другом читайте в статье.

            Основные понятия

            С т. 4 Федерального закона от 26.07.2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (Закон № 135-ФЗ) определяет конкуренцию как соперничество хозяйствующих субъектов, при котором самостоятельными действиями каждого из них исключается или ограничивается возможность каждого из них в одностороннем порядке воздействовать на общие условия обращения товаров на соответствующем товарном рынке.

            Недобросовестной конкуренцией являются любые действия хозяйствующих субъектов, направленные на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности и противоречащие законодательству РФ, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и которые причинили/могут причинить убытки 1 другим хозяйствующим субъектам-конкурентам либо нанесли/могут нанести вред их деловой репутации.

            Под обычаем делового оборота ст. 5 ГК РФ признает сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской деятельности правило поведения, не предусмотренное законодательством, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-либо документе.

            Под деловой репутацией понимается создавшееся общее мнение о деловых, профессиональных качествах, оценка производственно-хозяйственной деятельности юридического лица. Термины «добропорядочность», «разумность», «справедливость» действующим законодательством не определены. Антимонопольное ведомство считает, что эти термины следует применять в соответствии с их общим значением в русском языке. В частности, «добропорядочный» толкуется как приличный, достойный одобрения, порядочный, а термин «порядочный», в свою очередь, как честный и соответствующий принятым правилам поведения 2 .Категории «разумность» и «справедливость» отражают различные моральные принципы, которые должны распространяться на предпринимательскую деятельность (правила поведения обычного человека, например, по отношению к родственникам и друзьям, могут расходиться с принятыми правилами осуществления предпринимательской деятельности). В качестве добропорядочных не рассматриваются действия, противоречащие законодательству или обычаям делового оборота.

            Под товарным рынком законодатель понимает сферу обращения товара (в т.ч. товара иностранного производства), который не может быть заменен другим товаром, или взаимозаменяемых товаров, в границах которой (в т.ч. географических) исходя из экономической, технической или иной возможности либо целесообразности приобретатель может приобрести товар, и такая возможность либо целесообразность отсутствует за ее пределами.

            Антимонопольный орган (ФАС России и ее территориальные управления) выявляет нарушения антимонопольного законодательства, принимает меры по прекращению нарушения и привлекает к ответственности за такие нарушения; предупреждает монополистическую деятельность, недобросовестную конкуренцию, другие нарушения антимонопольного законодательства. Факт признания действий хозяйствующего субъекта недобропорядочными, неразумными или несправедливыми по отношению к другим субъектам на рынке устанавливает комиссия антимонопольного органа, решение которой может быть обжаловано в судебном порядке.

            Если нет конкуренции

            Прежде чем установить факт недобросовестной конкуренции, антимонопольный орган и/или суд при рассмотрении дела обязаны установить наличие конкурентных отношений между хозяйствующими субъектами (заявителем жалобы/истцом и ответчиком).

            Если же факт конкуренции не установлен, привлечение лица к ответственности за нарушение Закона № 135-ФЗ становится невозможным 3 .

            В антимонопольный орган обратились с заявлением три компании — производители и поставщики противогазов. После проверки заявления в отношении ЗАО «К» было возбуждено дело по признакам нарушения законодательства о конкуренции (п. 1, 2, 3 ч. 1 ст. 14 Закона № 135-ФЗ) в связи с распространением ложных, неточных или искаженных сведений в отношении потребительских свойств и качества производимого и реализуемого товара заявителей, производителей и поставщиков противогазов, а также в связи со сравнением в некорректной форме товаров заявителей с противогазами, производимыми ОАО «С», ОАО «Э» и ОАО «Т». Это могло причинить убытки заявителям либо нанести ущерб их деловой репутации.

            Антимонопольный орган затребовал и изучил доказательства, в т.ч. учредительные документы сторон, и установил отсутствие конкуренции между компаниями-заявителями и ЗАО «К». Как оказалось, последнее общество не производит и не продает противогазов, т.е. заявители и ЗАО «К» осуществляют деятельность на разных товарных рынках и не являются конкурентами.

            Одновременно выяснилось, что учредителями ЗАО «К» являлись три указанные выше ОАО. Эти общества были конкурентами компаний-заявителей (осуществляют деятельность на одном и том же товарном рынке – на рынке производства и реализации противогазов). При рассмотрении дела комиссия антимонопольного органа установила, что по договорам со своими тремя акционерами «ЗАО «К» обязалась оказать ряд услуг, в т.ч. содействовать продвижению производимых ими товаров, распространять рекламные материалы и представлять продукцию, консультировать потребителей этой продукции и пр.

            При рассмотрении дела антимонопольный орган установил, что информацию о качестве, характеристиках и потребительских свойствах продукции компаний-заявителей ЗАО «К» распространило в порядке собственной инициативы (доказательств обратного не нашлось) и что акционеры ЗАО «К» не уполномочивали общество распространять информацию о качестве, характеристиках и потребительских свойствах продукции конкурентов.

            Производство по делу о нарушении законодательства о конкуренции антимонопольный орган прекратил, но материалы в соответствии с решением комиссии УФАС были направлены в прокуратуру для принятия мер прокурорского реагирования.

            Формы недобросовестной конкуренции

            Согласно ст. 14 Закона № 135-ФЗ недобросовестная конкуренция не допускается. В статье приведен перечень форм недобросовестной конкуренции 4 .

            Итак, рассмотрим основные определения.

            Под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, понимается опубликование таких сведений в печати, трансляция по радио и телевидению, демонстрация в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использование иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной форме, хотя бы одному лицу.

            Порочащие сведения – сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином / юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица.

            Не соответствующие действительности сведения – утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения.

            Распространение ложных, неточных или искаженных сведений, которые могут причинить убытки хозяйствующему субъекту либо нанести ущерб его деловой репутации

            Распространением не соответствующих действительности сведений является публичное сообщение о фактах или событиях, которые не имели места в реальности (в т.ч. в сети Интернет). Так, антимонопольные органы и судебная практика признают актами недобросовестной конкуренции и потуги компаний улучшить свой имидж, указав, например, на сайте ложную информацию о себе, а также имена известных людей и названия солидных компаний, которые якобы являются постоянными клиентами/покупателями 5 .

            Существуют и обратные примеры, когда производитель товара, работ, услуг в рекламных материалах, на сайтах и иными способами распространяет негативные сведения о конкурентах. Например, отзывается об их продукции как о безнадежно устаревшей и/или опасной для потребителей/обслуживающего персонала. В таких ситуациях конкуренты вправе защищать свои права. Они могут обратиться в антимонопольный орган/суд с заявлением, к которому прилагаются документы об отсутствии указанных недостатков. По итогам рассмотрения дела недобросовестного конкурента могут обязать опровергнуть не соответствующую действительности информацию. Так, если порочащие деловую репутацию конкурентов и не соответствующие действительности сведения публиковались на собственном сайте компании в Интернете, нарушителя могут обязать разместить опровержение на том же сайте. Для возмещения репутационного вреда и убытков пострадавшему от недобросовестной конкуренции придется обращаться в суд.

            Распространяя отрицательную информацию о конкуренте, его продукции, услугах, работах, фирмы и предприниматели нередко преследуют цель сформировать у потребителей неуверенность в надежности и добросовестности производителя, поставщика, а также негативное восприятие производственной деятельности и продукции конкурента. Последнему подобные действия могут причинить убытки.

            ООО «С» некоторое время распространяло об ООО «Т» информацию, из которой следовало, что у последней компании нет опыта разработки выпускаемой продукции, необходимых производственных мощностей и квалифицированного персонала, что сотрудники компании допускают многочисленные ошибки при решении вопросов эксплуатации, обслуживания и ремонта продукции. Как и в большинстве других случаев, подобная акция была направлена на причинение убытков и нанесение ущерба (умаление) деловой репутации ООО «Т». Потенциальные покупатели продукции ООО «Т», получив недостоверную информацию и под ее влиянием, отказывались от сотрудничества с указанным обществом и заключали договоры с ООО «С». Кроме того, в подобных ситуациях возникает реальная угроза отношениям с контрагентами по действующим соглашениям. Под влиянием ложной информации один из постоянных покупателей расторг договор поставки крупной партии промышленного оборудования с ООО «Т», заключив договор поставки с ООО «С» (этого покупателя не испугали даже предусмотренные санкции за односторонний отказ от договора).

            Добиваясь опровержения тех или иных утверждений как ложных и признания антимонопольным органом/судом факта недобросовестной конкуренции, пострадавшим, как в рассмотренном случае, приходится доказывать и наличие достаточного объема собственных производственных мощностей, и представлять списки находящегося на балансе производственного оборудования, инвентаря, подтверждать квалификацию персонала (предъявлять трудовые книжки и документы об образовании работников). Представляются также доказательства того, что производитель длительное время действует на определенном рынке и не получал претензий от контрагентов по вопросам неквалифицированного и некачественного решения тех или иных вопросов, задач. Сбор и оформление таких доказательств может оказаться весьма длительным процессом, но если факт недобросовестной конкуренции будет установлен актом уполномоченного органа или решением суда, возрастут шансы на получения возмещения.

            Прежде чем рассматривать другие формы недобросовестной конкуренции, оговорим, что любое лицо (в т.ч. и ваш конкурент) вправе обращаться к уполномоченным органам/должностным лицам и сообщать информацию об известных или предполагаемых фактах нарушений со стороны третьих лиц, чтобы привлечь внимание к неблагоприятной ситуации. Такое обращение не направлено на распространение информации кругу лиц, а действия конкурентов в связи с направлением обращений не являются актами недобросовестной конкуренции. Если в ходе проверок выявляются нарушения законодательства, нарушители несут риски неблагоприятных последствий, а деловая репутация нарушителей если и страдает, то не в результате акта недобросовестной конкуренции.

            Некорректное сравнение хозяйствующим субъектом производимых или реализуемых им товаров с товарами, производимыми или реализуемыми другими хозяйствующими субъектами

            Целью таких акций обычно является дискредитация конкурента, его продукции (товаров, работ, услуг). С помощью некорректных сравнений у потребителей (в т.ч. потенциальных) товаров (работ, услуг) формируются устойчивые оценки определенного поведения как единственно возможного (приобретение товаров только у одного производителя (у одной группы лиц). При этом достаточные правовые и фактические основания для такого поведения потребителя отсутствуют. В результате страдают не только конкуренты, но и потребители, которых лишают возможности полноценного выбора.

            ООО «С» на выставках распространяло брошюру, в которой содержалась негативная информация о компаниях-конкурентах и их продукции. В специальных разделах брошюры товары ООО «С» сравнивались с аналогичными товарами конкурирующих компаний. Результат всех сравнений был один: товары ООО «С» обладают рядом неоспоримых преимуществ. В брошюре, например, указывалось, что товар ООО «Т» имеет множество широко известных недостатков, очень низкую надежность.

            Производители, чьи товары подверглись несправедливой критике (в т.ч. ООО «Т») обратились в территориальное управление ФАС России с жалобой на действия ООО «С».

            К жалобе заявители приложили брошюры и свидетельские показания участников, посетителей выставок, из которых следовало, что брошюры распространяли именно сотрудники ООО «С». Антимонопольному органу заявители представили фотографии выставочного стенда ООО «С», на стеллаже которого размещались экземпляры брошюры (их оформление совпадало с оформлением брошюр, представленных в УФАС). Заявители представили иные документальные доказательства того, что информация об их товарах и услугах, указанная в брошюрах, не соответствует действительности (сертификаты на выпускаемую и реализуемую продукцию, отзывы о работе оборудования, акты эксплуатационных испытаний, опровергающие выводы о ненадежности оборудования). Дополнительные доказательства по делу антимонопольный орган получил по своим запросам, в т.ч. о том, что брошюра создавалась при участии сотрудников ООО «С», распечатывалась по заказу общества и оплачивалась им.

            Решением антимонопольного органа действия ООО «С» признаны актом недобросовестной конкуренции. Общество получило предписание об устранении нарушения. Во исполнение предписания все участники выставки были письменно уведомлены о том, что информация в брошюре является недостоверной и/или содержит некорректное сравнение продукции. Распространение брошюры было прекращено.

            Арбитражный суд подтвердил законность и обоснованность решения антимонопольной службы, указав, что негативная информация, содержащаяся в брошюре, являясь утверждением о фактах, не соответствующих действительности, представляла собой акт недобросовестной конкуренции.

            В отношении ООО «С» антимонопольным органом было возбуждено еще одно дело, на этот раз дело об административном правонарушении, предусмотренном ст. 14.33 КоАП РФ.

            Отдельные нарушения законодательства об интеллектуальной собственности одновременно могут рассматриваться и как нарушения конкурентного законодательства. Правообладатель может защищать свои права способами, предусмотренными и законодательством об интеллектуальной собственности (обратившись с заявлениями, например, в правоохранительные органы, в суд) и антимонопольным законодательством (обратившись в ФАС России или ее территориальный орган). Кроме того, некоторые способы продвижения товаров, работ или услуг, в т.ч. те, которые с точки зрения рекламного законодательства не являются рекламой, могут рассматриваться как нарушения антимонопольного законодательства.

            Введение в заблуждение в отношении характера, способа и места производства, потребительских свойств, качества и количества товара или в отношении его производителей

            Так, многие производители необоснованно указывают на применение неких эксклюзивных/уникальных технологий при производстве рядовых товаров 6 , или же компания на интернет-сайте размещает заметку о низком качестве продукции, конкурентов, о ее несоответствии заявленным стандартам и пр.

            2 марта 2010 г. Арбитражный суд г. Москвы подтвердил законность и обоснованность решения Московского УФАС России в отношении ООО «Алкой-Холдинг» по делу о нарушении законодательства о защите конкуренции. В 2009 г. антимонопольный орган признал ООО «Алкой-Холдинг» нарушившим ч.1 ст.14 ФЗ «О защите конкуренции». С февраля 2009 г. общество производило и реализовывало БАД «Коэнзим Q 10. Энергия клеток» в упаковках, сходных до степени смешения (по внешнему виду, по размерам, по оформлению и цветовому решению) с упаковками БАД «КУДЕСАН», которые реализовывались ЗАО «АКВИОН» с 2006 г. Обе добавки могут быть сравнимы по функциональному назначению, применению и потребительским свойствам, а их реализация осуществляется в одних и тех же аптеках, на одних товарных полках. Розничная стоимость БАД «КУДЕСАН» составляет от 250 до 300 руб., а БАД «Коэнзим Q 10. Энергия клеток» – от 134 до 180 руб. Арбитражный суд согласился с мнением Московского УФАС России о том, что недобросовестные действия ООО «Алкой-холдинг» при производстве и реализации БАД «Коэнзим Q 10. Энергия клеток» в упаковках, сходных до степени смешения с упаковками БАД «КУДЕСАН», могут ввести в заблуждение потребителей указанных товаров.

            Продажа, обмен или иное введение в оборот товара, если при этом незаконно использовались результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации продукции, работ, услуг

            В зарубежной антимонопольной практике такие действия называются «проехать зайцем». Осознавая всю неправомерность таких действий, компании и предприниматели, используя некий раскрученный и, главное, чужой бренд, стремятся за счет чужой деловой репутации получить преимущества перед прочими конкурентами. Тогда и регистрируются компании, в названиях которых присутствует все или часть широко известного названия другой фирмы или продукция получает сходные названия или товар выпускается в упаковке, которая как две капли воды похожа на упаковку товара конкурента.

            Незаконное получение, использование, разглашение информации, составляющей коммерческую, служебную или иную охраняемую законом тайну

            Напомним, действующее законодательство понимает под коммерческой тайной режим конфиденциальности информации, позволяющий ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду. Информация, составляющая коммерческую тайну (секрет производства), – это сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведения о способах осуществления профессиональной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны.

            В связи со спецификой дел и трудностями при доказывании таких нарушений, дел о незаконном получении, использовании и разглашении информации, составляющей коммерческую, служебную или иную охраняемую законом тайну пока не так много.

            Приобретение и использованием исключительного права на средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации продукции, работ или услуг

            Наиболее распространенным способом данной формы недобросовестной конкуренции является использование юридическим лицом известного потребителям фирменного наименования хозяйствующего субъекта – конкурента.

            Многие обозначения, хорошо знакомые потребителю на протяжении долгого времени и широко используются разными производителями. Часто такие обозначения не регистрировались в качестве товарных знаков. Недобросовестные производители и продавцы всеми правдами и неправдами пытаются стать правообладателями популярных, но «ничьих» обозначений и тем самым получить необоснованные преимущества перед конкурентами. Рассмотрим несколько показательных и ставших уже почти хрестоматийными случаев.

            Словесные обозначения «Янтарь» и «Дружба» с 60-х гг. ХХ века использовались при производстве и реализации плавленых сыров различными предприятиями Советского Союза и России. Название сыров, вид этикетки (упаковки) строго увязывались с ГОСТами, ТУ, санитарными и другими нормативами. За несколько десятилетий у населения сложилось устойчивое представление о высоком качестве данных сыров.

            В середине 90-хх гг. ЗАО «Московский завод плавленых сыров «Карат» подало заявку на регистрацию комбинированных товарных знаков «Дружба» и «Янтарь» в отношении товаров 29 класса МКТУ (плавленые сыры), включающие в качестве охраняемой части и словесную. После регистрации ЗАО-правообладатель уведомило иных производителей плавленых сыров о своих правах на товарные знаки.

            ОАО «Кропоткинский молочный комбинат», которое выпускало сыр «Дружба» с 1967 г., а сыр «Янтарь» – с 1992 г. в 2003-2004 гг. неоднократно просило руководство ЗАО-правообладателя дать согласие или продать лицензию на производство этих сыров. Комбинат информировал правообладателя о том, что имеет все возможности для выпуска качественной продукции (представил сведения об используемом сырье, о своем оборудовании, знании технологии производства). В ответ ЗАО «Карат» сообщило, что не находит возможности предоставления права ОАО «Кропоткинский молочный комбинат» доработать тароупаковочные материалы и этикетки, а также выдачи лицензий на производство плавленых сыров под товарными знаками «Дружба» и «Янтарь». С 2004 г. комбинат вынужденно прекратил выпуск плавленых сыров.

            В тот же период комбинат обратился с жалобой на ЗАО в Управления Федеральной антимонопольной службы по Краснодарскому краю.

            2 ноября 2005 г. решением антимонопольного органа признаны актом недобросовестной конкуренции действия ЗАО «Карат» по приобретению и использованию исключительных прав на словесные обозначения «Дружба» и «Янтарь» в рамках зарегистрированных комбинированных товарных знаков. Как было установлено при рассмотрении дела, эти словесные обозначения долгое время и широко использовались как для маркировки сыров при продаже, так и в специальной технической литературе при обозначении сорта плавленого сыра. К 1997 г. словесные обозначения потеряли различительную способность и ЗАО не могло при помощи регистрации товарных знаков индивидуализировать именно свою продукцию. Действия ЗАО «Карат» по регистрации комбинированных товарных знаков «Янтарь» и «Дружба», по мнению антимонопольного ведомства, были направлены на приобретение преимуществ в предпринимательской деятельности без осуществления затрат по продвижению на рынке своих товарных знаков. Эти действия, а также отказ в заключении лицензионного договора противоречили законодательству и являлись актами недобросовестной конкуренции.

            Уже после признания Федеральным арбитражным судом Северо-Кавказского округа в октябре 2006 г. решения УФАС законным и обоснованным 7 история получила продолжение. ЗАО «Карат» в 19 марта 2007 г. стало правообладателем нового комбинированного товарного знака со словесными элементами «Сыр Янтарь», «Плавленый», «Карат» (заявка на регистрацию была подана еще в мае 2005 г.).

            Через несколько дней после принятия решении о регистрации Федеральное государственное учреждение «Федеральный институт промышленной собственности» (ФИПС) получило решение антимонопольного органа и судебное постановление о признании актом недобросовестной конкуренции действий ЗАО «Карат». В апреле 2007 г. ФИПС отозвал решение о регистрации как принятого преждевременно и указал, что экспертиза заявленного обозначения будет продолжена. ЗАО «КАРАТ» обжаловало в арбитражном суде уведомление об отзыве решения о регистрации и просило суд обязать ФИПС произвести регистрацию товарного знака и выдать свидетельство. Суды первой, апелляционной и кассационной инстанций не нашли оснований для удовлетворении иска, а Высший Арбитражный Суд Российской Федерации – для пересмотра дела в порядке надзора 8 .

            Еще одна получившая резонанс история.

            С 2003 г. ряд российских предприятий пищевой промышленности наладил производство и ввел в оборот соусы «Тысяча островов»/«1000 островов». Рецепт соуса неоднократно публиковался в кулинарных сборниках. С мая 2005 г. реализацию соуса с таким названием начало и ООО «Преображенский молочный комбинат».

            О том, что соус уже введен в оборот конкурентами, ООО не могло не знать. Тем не менее оно подало заявку на регистрацию товарного знака и впоследствии получило правоустанавливающие документы, позволяющие заниматься реализацией соусов под названием «Тысяча островов»/«1000 островов».

            31 октября 2008 г. ООО «Преображенский молочный комбинат» назначено административное наказание в виде административного штрафа за факт недобросовестной конкуренции в размере 100 000 рублей. Московское УФАС России установило, что действия общества, связанные с приобретением и использованием исключительных прав на словесный товарный знак «Тысяча островов» по свидетельству № 328276 и «1000 островов» по свидетельству № 330230 противоречат принципам добропорядочности, разумности и справедливости, направлены на приобретение преимущества в предпринимательской деятельности и могут причинить убытки либо нанести ущерб деловой репутации других хозяйствующих субъектов и являются недобросовестной конкуренцией.

            Обратите внимание: сами по себе действия, направленные на регистрацию известного обозначения как товарного знака, суды не рассматриваю как акты недобросовестной конкуренции, если это не сопряжено с какими-либо действиями новоявленного правообладателя, направленными на ограничение других производителей, продавцов в использовании обозначения.

            Общество «Компьютерные технологии» использовало с 1992 г. в качестве обозначения аппаратно-программного комплекса наименование «Ценсор». Два бывших сотрудника этого общества в 2005 г. учредили фирму «Технотроникс», от имени которой в том же году была подана заявка на регистрацию товарного знака «Ценсор». При этом обе компании являлись конкурентами на рынке производства и реализации аппаратуры для централизованного контроля и охраны объектов сетей электросвязи и кабельного хозяйства, а также разработки и усовершенствования программного обеспечения систем централизованного контроля (классы 09 и 42 МКТУ).

            После регистрации товарного знака правообладатель известил покупателей АПК «Ценсор», что торговая марка «Ценсор» может быть использована только для обозначения продукции общества «Технотроникс».

            Общество «Компьютерные технологии» обратилось в антимонопольный орган с заявлением о недобросовестной конкуренции. Решением антимонопольного органа действия общества, связанные с приобретением и использованием исключительных прав на товарный знак «Ценсор» по свидетельству № 302270 по 09 и 42 классам МКТУ, признаны недобросовестной конкуренцией.

            Арбитражные суды отменил решение антимонопольного органа как незаконное 9 .

            Судьи исходили из отсутствия в действиях общества «Технотроникс» признаков недобросовестной конкуренции. Права приоритета в отношении товарного знака приобретены законно, обозначение ранее не обладало правовой охраной, не создавались препятствия конкуренту для подачи заявки на регистрацию аналогичных товарных знаков, а также действий по ограничению других производителей в использовании товарного знака.

            Тот факт, что общество «Технотроникс» стремилось получить преимущества по сравнению с конкурентами в результате использования исключительных прав на данный знак суды признали, но тут же указали, что это «…само по себе не свидетельствует о совершении этих действий исключительно с целью вытеснения с рынка других производителей, причинения им убытков. Эти производители сохраняют возможность приобрести право на использование зарегистрированного обществом «Технотроникс» товарного знака на основании лицензионного договора либо зарегистрировать собственный товарный знак». Общество «Технотроникс» является производителем АПК «Ценсор». Доказательств того, что его действия по регистрации товарного знака направлены исключительно на причинение вреда обществу «Компьютерные технологии», не нашлось.

            Помимо прочего суды пришли к выводу, что решение антимонопольного органа нарушает права и законные интересы общества «Технотроникс» в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности 10 , что создает реальную угрозу утраты обществом исключительных имущественных прав на товарный знак.

            Предоставление правовой охраны товарному знаку может быть оспорено и признано недействительным полностью или частично в течение всего срока действия правовой охраны, если связанные с государственной регистрацией товарного знака действия правообладателя признаны в установленном порядке злоупотреблением правом либо недобросовестной конкуренцией (п.6 п. 2 ст. 1512 ГК РФ). Лицо, права которого нарушены актом недобросовестной конкуренции, может подать возражение против предоставления правовой охраны товарному знаку, если действия по его государственной регистрации признаны недобросовестной конкуренцией 11 . К возражению прилагается решение антимонопольного органа о нарушении правообладателем положений ч. 2 ст. 14 Закона № 135-ФЗ (если такое решение имеется). Роспатент, получив соответствующее возражение и решение, признает недействительным предоставление правовой охраны товарному знаку.

            Если решения антимонопольного органа нет, у Роспатента меньше оснований для признания недействительным предоставления правовой охраны товарному. Но отказ Роспатента может быть обжалован в суде. При рассмотрении дела суд вправе по собственной инициативе, исходя из имеющихся фактических обстоятельств, признать действия лица по регистрации товарного знака злоупотреблением правом или недобросовестной конкуренцией (на основании положений ст. 10 ГК РФ). В этом случае суд принимает решение о признании недействительным решения Роспатента и об обязании его аннулировать регистрацию соответствующего товарного знака 12 .

            Японская компания «Акай Электрик Ко, Лтд» обратилась в Роспатент с возражениями против предоставления правовой охраны на территории РФ словесному товарному знаку «AKAI», зарегистрированному на имя гонконгской фирмы «Акай Юниверсал Индастриз Лтд». Заявитель указал, что регистрация нарушает его права на фирменное наименование и зарегистрированный ранее на его имя товарный знак, вводит потребителя в заблуждение относительно производителя товара вследствие известности на территории России именно японской компании как производителя электронной техники (компания в прошлом являлась официальным поставщиком Олимпийских игр в Москве, официальным спонсором футбольного клуба «Спартак», с 1972 по 2001 гг. была правообладателем товарного знака со словесным обозначением «АКАI». Заявитель также указывал, что гонконгская фирма – производитель таких же товаров – не имеет никакого отношения к японской компании, создана лишь в 2002 г. и сознательно проводит аналогии и вызывает ассоциации с японской компанией – прежним владельцем товарного знака.

            Роспатент отказал в удовлетворении возражений. Японская компания обратилась в арбитражный суд.

            Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, рассматривая дело, указал, что японская компания получила право на фирменное наименование, в том числе на его часть («AKAI») еще в 1929 г., задолго до регистрации в 2002 г. другого юридического лица со схожим элементом в наименовании и подачи им заявки на регистрацию товарного знака. ВАС РФ посчитал, что за один месяц (с даты регистрации гонконгской фирмы в качестве юридического лица до даты подачи ею заявки) потребители никак не могли начать связывать обозначение «AKAI» именно с гонконгской фирмой. Кроме того, суд учел, что известность именно японской компании подтверждается самой же гонконгской фирмой. Она построила рекламную кампанию по продвижению своего товарного знака именно на известности японского бренда под лозунгом «Akai – Возвращение легенды» и поддерживала у потребителей впечатление, что гонконгская фирма является представителем японской компании. Президиум ВАС РФ также установил, что представители гонконгской фирмы в своих выступлениях и интервью прямо указывали на связь с японской компанией, не проводя между ними никаких различий, и сознательно выдавали себя за японскую компанию, созданную в 1929 г. Фактически лицо, зарегистрировавшее товарный знак, выдавало себя за бывшего правообладателя тождественного товарного знака с целью приобретения конкурентных преимуществ за счет уже известного потребителю обозначения.

            Данные факты, по мнению Президиума ВАС РФ, свидетельствовали также о том, что регистрация товарного знака на имя гонконгской фирмы вводит потребителей в заблуждение, а это противоречит требованиям ст. 10 bis Парижской конвенции по охране промышленной собственности 13 .

            Действия гонконгской фирмы по приобретению исключительного права на товарный знак «AKAI» признаны актом недобросовестной конкуренции и злоупотреблением правом (ст. 10 ГК РФ). Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации постановил признать недействительным решение Роспатента как нарушающее действующее законодательство и права японской компании.

            В соответствии со ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать возмещения причиненных убытков. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы. Вернуться назад

            Толковый словарь русского языка под ред. С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой – М., 1997. Вернуться назад

            Однако в этом случае можно использовать возможности, предоставленные ГК РФ. Вернуться назад

            Данный перечень не является исчерпывающим.Вернуться назад

            См., например, определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 10.07.2009 г. № 8721/09. Вернуться назад

            При определенных обстоятельствах (отсутствие конкуренции) подобные действия недобросовестных производителей содержат признаки нарушений законодательства о рекламе или законодательства о защите прав потребителей. Вернуться назад

            См. постановление по делу № А32-4248/2006-48/158 от 03.10.2006 г. Вернуться назад

            См. определение от 24.07.2008 г. № 9589/08. Вернуться назад

            См. Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 25.09.2008 г. № Ф09-6834/08-С1 и Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 16.03.2009 г. № 162/09.Вернуться назад

            Решение является основанием для признания Роспатентом предоставления правовой охраны торговому знаку общества недействительным. Вернуться назад

            При этом признание недобросовестной конкуренцией только действий по использованию товарного знака, но не по его государственной регистрации не является основанием оспаривания предоставления правовой охраны товарному знаку. Вернуться назад

            Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 26.03.2009 г. № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации». Вернуться назад

            Норма устанавливает, что актом недобросовестной конкуренции считается всякий акт конкуренции, противоречащий честным обычаям в промышленных и торговых делах. В частности, подлежат запрету все действия, способные каким бы то ни было способом вызвать смешение в отношении предприятия, продуктов, промышленной или торговой деятельности конкурента, а также ложные утверждения при осуществлении коммерческой деятельности предприятия.Вернуться назад

            www.delo-press.ru

            Это интересно:

            • Приказ 939н от 24112014 Приказ Министерства труда и социальной защиты РФ от 24 ноября 2014 г. N 939н "Об утверждении Примерного порядка предоставления социальных услуг в форме социального обслуживания на дому" Приказ Министерства труда и […]
            • Приказ минздравсоцразвития 997-н от 09122014 Приказ Министерства труда и социальной защиты РФ от 9 декабря 2014 г. N 997н "Об утверждении Типовых норм бесплатной выдачи специальной одежды, специальной обуви и других средств индивидуальной защиты работникам […]
            • Приказ минтруда 997н 2014 ПРИКАЗ Минтруда РФ от 09.12.2014 № 997н Зарегистрировано в Минюсте России 26 февраля 2015 г. N 36213 —————————————————————— МИНИСТЕРСТВО ТРУДА И СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПРИКАЗ от 9 декабря 2014 г. N […]
            • Приказы департамента финансов города москвы Приказы департамента финансов города москвы от 24 февраля 2012 года N 67-ПП О системе закупок города Москвы (с изменениями на 28 декабря 2017 года)(редакция, действующая с 1 января 2018 […]
            • Приказом фмс россии от 288 Приказ ФМС России от 19.01.2015 N 6 "О внесении изменений в Административный регламент предоставления Федеральной миграционной службой государственной услуги по регистрационному учету граждан Российской Федерации по […]
            • Федеральный закон 82 от 19051995 Федеральный закон от 19 июня 2000 г. N 82-ФЗ "О минимальном размере оплаты труда" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 19 июня 2000 г. N 82-ФЗ"О минимальном размере оплаты труда" С изменениями и […]