Криминализация экономических преступлений

Оглавление:

Криминализация экономических преступлений

Общим основанием криминализации (декриминализации) соответствующих деяний является переоценка степени их общественной опасности. Анализ изменений, внесенных, в этом направлении в уголовное законодательство РФ позволяет выделить некоторые причины криминализации отдельных деяний: 1) криминализация может быть связана с отрицательными последствиями

23 В.Н. Кудрявцев. Закон, поступок, ответственность – Новосибирск: Сиб.унив.изд-во, 2007. – С 236

научно — технического прогресса, способными влиять на экологические процессы, в конечном счете, причиняющими огромный вред среде обитания человека. Так, в новом УК РФ в ст. 254 установлена уголовная ответственность за порчу земли (по УК РСФСР 1960 г. наказывалось лишь загрязнение водоемов и воздуха). 24 К причинам этого же порядка можно отнести и развитие атомной энергетики, и вообще использование радиоактивных веществ в научно-исследовательских и промышленных целях. Трагедия Чернобыля обострила эту проблему, и в 1988 г. в УК РСФСР была установлена уголовная ответственность за незаконные действия с радиоактивными материалами — их незаконное применение, хранение, использование, передачу, хищение и некоторые другие действия; 2) можно выделить и причины криминализации общественно опасных деяний, являющиеся специфическими лишь для определенного периода развития того или иного государства. Применительно к нашему уголовному законодательству это обстоятельства, связанные с происходящими в стране процессами перестройки и дальнейшего реформирования общества, так усилия по становлению независимой судебной власти вызвали принятие уголовно-правовых норм об уголовной ответственности за ряд действий, посягающих на судебную власть. 25

Причины переоценки необходимости запрещения тех или иных деяний в уголовном законе и их наказуемости, приводящие к декриминализации, более разнообразны. Внимательный анализ этого процесса позволяет выделить следующие причины декриминализации: 1) убеждение в неэффективности

борьбы с теми или иными деяниями уголовно-правовыми средствами;2) принципиальное изменение характера общественных отношений, ранее находившихся под охраной уголовного закона;3) изменение представления о степени общественной опасности деяния;4) изменение общепринятой нравственной оценки соответ­ствующего деяния;5) выполнение государством международно-правовых обязательств об охране прав человека. 26

24,25,26 В.Н. Кудрявцев. Закон, поступок, ответственность – Новосибирск: Сиб.унив.изд-во, 2007. – 281 -283с.

В результате процесса декриминализации, была вызвана отмена уголовной ответственности за изготовление или хранение без цели сбыта крепких спиртных напитков домашней выработки, а также за изготовление или хранение без цели сбыта аппаратов для их выработки; отмена в конце 1991 г. уголовной ответственности за частнопредпринимательскую деятельность и коммерческое посредничество. Это было обусловлено официальным провозглашением задачи перевода экономики на рыночные рельсы, в связи, с чем указанные деяния из общественно опасных, превратились не только в разрешенные, но и общественно полезные.

Криминализация той или иной разновидности поведения человека и существование определенного уголовно-правового запрета должны соответствовать нравственным представлениям общества. Соотношение же правовых и нравственных запретов не является постоянным. Право может и опережать мораль, выступая нравственным ориентиром. Но чаще всего в жизни бывает наоборот. Нельзя забывать о том, что праву как таковому изначально присущ почти неизбежный определенный консерватизм. Закон — всегда «‘вчерашний'» по отношению к сегодняшней жизни. Закон, в том числе и уголовный, может «пропустить момент», когда нравственные запреты по какому-то вопросу, допустим, ослабли, и тогда он оказывается неподкрепленным нравственными началами. Поэтому встает вопрос о декриминализации соответствующего запрещенного уголовным законом деяния (например, с исключением уголовной ответственности за ненасильственное мужеложство без отягчающих обстоятельств).

Применение уголовных санкций к человеку— это всегда ограничение его прав и свобод. Поэтому одна из задач уголовно-правовой науки — обоснование пределов этих ограничений и выработка соответствующих рекомендаций законодателю. Проблема декриминализации не связана лишь с проблемой Особенной части уголовного права и формулированием конкретных уголовно-правовых запретов. Декриминализация может быть достигнута и в результате внесения соответствующих изменений в нормы Общей части уголовного закона. Так, своеобразной разновидностью декриминализации можно признать изменение в статьях УК РСФСР об укрывательстве и недонесении. Из круга субъектов укрывательства были исключены супруг и близкие родственники лица, совершившего преступление, а из числа тех, кто должен отвечать за недонесение, еще и священнослужитель, которому о преступлении стало известно из исповеди. Новый УК РФ продолжил эту тенденцию: недонесение было исключено из числа уголовно наказуемых деяний (при этом уголовная ответственность за укрывательство преступлений сохранилась(Ст. 316 У К РФ).

Иногда может произойти и фактическая частичная декриминализация — без изменения «буквы» закона. Это может быть связано с новым толкованием сохраняющей силу уголовно-правовой нормы, сужающим объем запрещаемого этой нормой поведения (примером является сегодняшнее толкование состава изготовления или сбыта порнографических предметов). Сегодня общественное сознание и мораль оказались более терпимыми к этим явлениям, и в последние годы, отечественными кинематографистами созданы такие фильмы, которые раньше однозначно были бы расценены как, безусловно, порнографические, а создатели и демонстраторы были бы привлечены к уголовной ответственности.

Подводя итоги, первой главы, отметим: преступление — это деяние, запрещенное Уголовным кодексом в связи с тем, что оно является общественно опасным и посягает на охраняемые уголовным законом объекты. Деяние — это поведение (поступок) человека в форме действия или бездействия. Действие — активное волевое поведение. Бездействие характеризуется пассивным волевым поведением, выражающимся в невыполнении лежащей на лице обязанности действовать. Понятие преступление –категория исторически изменчивая, и в процессе эволюции права и государства, на определенном историческом этапе деяние человека может квалифицироваться, как преступление, или нет.

studfiles.net

Декриминализация экономических преступлений: нет общественной опасности – не надо и статьи

Одним из шагов по смягчению бизнес-климата в Беларуси может стать декриминализация некоторых экономических преступлений. Свои инициативы в данном направлении представили на брифинге представители Департамента финансовых расследований КГК.

Основная причина предлагаемой декриминализации отдельных преступлений – развитие и изменение общественных отношений, объяснил заместитель директора ДФР КГК Виктор Франскевич. Некоторые про­ступки утратили свою общественную опасность и могут быть «переведены» в разряд административно наказуемых.

В частности, ДФР считает целесообразным декриминализацию деяний, предусмотренных ч. 1 ст. 237 УК (выманивание кредита или субсидии). В соответствии с ней преступлением является представление индивидуальным предпринимателем (ИП) или должностным лицом компании в целях получения субсидии, кредита либо льготных условий кредитования заведомо ложных документов и сведений об обстоятельствах, имеющих существенное значение для получения этих ресурсов, либо умышленное несообщение кредитору или органу, выделившему субсидию, информации о возникновении обстоятельств, влекущих приостановление финансирования. По данным ДФР, зачастую уголовные дела по этой статье возбуждаются в отношении руководителей пред­приятий, получавших кредиты на производственные нужды, в т.ч. тогда, когда в реальности деньги вообще не были получены или возвращались добровольно и своевременно. Поскольку уголовная ответственность – это крайняя мера борьбы с наиболее опасными формами отклоняющегося поведения, которая должна применяться лишь тог­да, когда исчерпаны иные воз­можности достижения общественно полезной цели, в ДФР считают, что здесь будет вполне достаточно административной ответственности.

Также Департамент считает возможным исключить из УК ст. 242, согласно которой пре­ступлением является уклонение ИП или должностного лица юр­лица от погашения по вступившему в законную силу судебному постановлению кредиторской задолженности в крупном раз­мере при наличии возможности выполнить обязанность.

Предполагается, что исключение этой статьи не повлечет ограничение прав субъектов хозяйствования на защиту их экономических интересов. Надлежащая оплата полученных товаров, работ и услуг должна быть защищена органами принудительного исполнения. От того, насколько качественно эти органы решают возложенные на них задачи, зависит, будет ли исполняться судебное постановление, а если да, то как быстро. При этом задача преследования лиц, уклоняющихся от погашения кредиторской задолженности по вступившему в силу судебному постановлению, по мнению ДФР, вполне достижима путем более активного применения на прак­тике ст. 11.18 КоАП (уклонение от погашения кредиторской задолженности), в т.ч. путем предоставления судебным исполнителям права рассмотрения таких дел.

Кроме того, попытки умыш­ленно завладеть имуществом (работами, услугами) без намерения его оплатить при наличии достаточных оснований могут быть квалифицированы по иным статьям УК, например, по ст.ст. 209 (мошенничество), 210 (хищение путем злоупотребления служебными полномочиями) или 216 (причинение имущественного ущерба без признаков хищения).

По предложению ДФР можно декриминализировать деяния, предусмотренные ст.ст. 224 УК (нарушение порядка от­крытия счетов за пределами Республики Беларусь) и 261 1 (изготовление, сбыт либо ис­пользование поддельных ак­цизных марок Республики Беларусь). По данным статистики, за последние 10 лет всеми правоохранительными органами по ст. 224 УК не выявлено ни одного преступления, а по ст. 261 1 УК – лишь 39. Поэтому в ДФР полагают, что общественная опас­ность данных деяний утратила свою актуальность, тем более что за них в КоАП уже предусмотрена административная от­ветственность.

Кроме того, Департамент считает целесообразным декриминализировать ряд преступлений, предусмотренных ст. 233 УК (незаконная предпринимательская деятельность), в т.ч. пред­принимательская деятельность, которая в соответствии с законодательными актами за­прещена, или осуществляется без специального разрешения (лицензии), когда оно обязательно, или без регистрации в установленном законодательными актами порядке.

Интересно, что в законодательстве до сих пор нет конкретной формулировки понятия «предпринимательская деятельность, которая в соответствии с законодательными ак­тами является запрещенной», хотя уголовная ответственность за это была введена более 2 лет назад Законом от 5.01.2015 № 241-З. Нет и отдельного перечня видов такой деятельности. Поэтому данная норма оказалась практически неприменима.

В последние годы последовательно сокращается перечень видов деятельности, подлежащих лицензированию. При этом лицензирующие органы сохраняют функции контроля за соблюдением лицензиатами лицензионных требований и условий, а в УК имеются отдельные нормы, устанавливающие специальную ответственность за занятие конкретными видами деятельности, охрана которых требует повышенного внимания. Таким образом, наличие в УК ответственности за занятие предпринимательской деятельностью без лицензии, т.е. без учета степени общественной опасности конкретного вида деятельности, по мнению ДФР, тоже потеряло актуальность. Это подтверждает и статистика: если в 2007–2010 гг. выявлялось по 135–143 подобных преступления ежегодно, то в 2016 г. – только 18.

В пользу декриминализации предпринимательской деятельности, осуществляемой без госрегистрации, говорит очевидная несоразмерность ответственности совершенному деянию. Это особенно заметно на фоне реализуемого в стране заявительного принципа регистрации предпринимательской деятельности. Основная цель «незарегистрированного» бизнеса – сокрытие полученных доходов. Оценивать такую деятельность необходимо через призму уклонения от уплаты налогов. Поэтому в ДФР полагают, что данную норму необходимо исключить, дополнив ст. 243 УК (уклонение от уплаты сумм налогов, сборов) квалифицирующим признаком, устанавливающим повышенную уголовную ответственность за уклонение от уплаты сумм налогов, сборов, сопряженное с осуществлением деятельности без надлежащей госрегистрации. Заодно следует установить порядок определения налоговой базы и налогообложения такой деятельности.

Перечисленные изменения в УК могут появиться лишь к 2019 г. До ноября текущего года пред­ложения ДФР будут обсуждаться с другими госорганами и дорабатываться, соответствующий законопроект поступит в парламент в лучшем случае в декабре, затем ему предстоит пройти 2 чтения в нижней палате, получить одобрение в Совете Рес­публики, подпись Президента. Если законопроект будет принят, то в силу он вступит не ранее чем через 3 месяца после официального опубликования.

Между тем, как было сказано на брифинге, на сегодня в Беларуси доля экономических пре­ступлений в общей массе по стране составляет не более 7%. Насколько раскрепостят бизнес предлагаемые изменения уголовного законодательства, судить пока рано. Несомненно, они улучшат криминальную статистику. А вот как они отразятся на финансовых рынках и экономической безопасности, можно будет понять гораздо позже.

Автор публикации: Александр ГОРБАЧ, юрист

neg.by

Самый «гуманный» для бизнеса: в УК добавилось 15 новых составов преступлений

Татарстанские судьи настаивают на жесткости наказания за экономические преступления

Из уголовного законодательства следует «вычистить» все, что неоправданно подавляет предпринимательскую активность бизнеса, но оставить принцип неотвратимости наказания — к такому однозначному выводу пришли авторитетные татарстанские эксперты в области уголовного права, включившиеся в масштабную работу по декриминализации экономических преступлений. Еще в марте президент страны Владимир Путин дал поручение разработать предложения по гуманизации наказания за экономические преступления. «За последние 10 лет из Уголовного Кодекса РФ декримилинализировано четыре-пять составов, зато криминализировано около 15. Снова нужна чистка», — уверены юристы. В ближайшее время региональное отделение «Российского объединения судей» подготовит свои предложения, какие экономические статьи убрать из УК и перенести в мягкую зону административной ответственности. Подробнее в материале «Реального времени».

Что перевести из уголовных в административные нарушения

Первая дискуссия татарстанских экспертов по проблеме декриминализации экономических преступлений развернулась на заседании круглого стола, организованного региональным отделением «Российского объединения судей» в РТ в казанском филиале Российского государственного университета правосудия. Открывая дебаты, директор филиала РГУП Рамиль Шарифуллин напомнил, что после послания Федеральному собранию президент страны Владимир Путин дал поручение Верховному суду представить предложения по декриминализации экономических преступлений — тех, которые были совершены предпринимателями «в связи с осуществлением ими предпринимательской деятельности». Это означает, что из категории уголовных преступлений они должны перейти в административные правонарушения, и, соответственно, должна измениться мера наказания. По словам заслуженного юриста Рамиля Шарифуллина, остается актуальным вопрос об адекватности мер пресечения, избираемых в отношении бизнесменов, подозреваемых в преступлениях. Насколько оправданно заключение под стражу, если можно применить домашний арест? По мнению Рамиля Шарифуллина, президент страны, сделав это поручение, четко обозначил вопросы дальнейшего решения проблем декриминализации разных составов экономических преступлений. «Мы собрали круглый стол, который был поддержан Верховным судом РТ, Следкомом, юристами-теоретиками и практикующими адвокатами. Мы свои предложения внесем на рассмотрение совета судей РТ либо Верховному суду РТ. Широкое обсуждение проблемы будет способствовать наиболее правильному подходу наших законодателей», — высказал он надежду на эффективное взаимодействие при редактировании УК, который не менялся на протяжении последних 20 лет.

По мнению Рамиля Шарифуллина, президент страны, сделав это поручение, четко обозначил вопросы дальнейшего решения проблем декриминализации разных составов экономических преступлений. Фото kb.rgup.ru

«Гуманизация»: плюс 15 новых составов преступлений

Криминализация деяний в сфере экономической деятельности описывается в отдельной 22-й главе УК, которая считается самой пухлой. Сегодня в нее входят около 50 видов преступлений, но на практике «работают» только немногие из-за сложности доказывания. По словам доцента кафедры уголовно-правовых дисциплин Заури Читая, за последние 10 лет из Уголовного кодекса РФ было декриминализировано четыре-пять составов из 22-й главы. Зато криминализировано — около 15. «В принципе, «работают» пять статей из этой главы. Некоторые чуть живые, некоторые — вообще «мертвые», это статьи 193, 191 (3), 192. Их нет, хотя они есть. Мои коллеги интеллигентно говорят, что надо совершенствовать, а я хотел бы сказать — нужна чистка. Но можно совершенствовать путем «чистки», — улыбается эксперт.

Профессор кафедры уголовно-правовых дисциплин РГУП Мария Талан констатировала, что самые «проблемные» нормы в УК — это те, которые появились в результате современного «правотворчества». Но некоторые из них оказались несостоятельными и были отменены. «Ушла ответственность за лжепредпринимательство. Была исключена ответственность за заведомо ложную рекламу — перешла в сферу гражданско-правового регулирования», — привела она примеры первого опыта декриминализации УК. Но вместо них появляется очень много новых норм, заметила она.

Ущерб для перевода в «уголовку» оставить до 2 млн 250 тысяч?

Однако общий курс на гуманизацию уголовно-правовой охраны экономических отношений выдерживается на протяжении последних 10 лет, считает Талан. По ее словам, эта тенденция отчетливо проявляется проявляется в увеличении нижней планки крупных размеров ущерба, доходов, задолженности. А это выступает критерием для разграничения преступлений от правонарушений (то есть за незаконное предпринимательство, за налоговые нарушения). Увеличение нормы крупного размера ущерба позволяет не квалифицировать преступление как уголовное, а считать его административным нарушением.

«Например, в первоначальной редакции УК крупный ущерб при незаконном предпринимательстве носил оценочный характер и не был выражен ни в какой денежной сумме. Это отдавалось на откуп судьям. И были дела в нашем регионе, когда и 300 рублей и 1,5 тысячи рублей считались крупным ущербом», — рассказала она. По ее мнению, таким образом законодатель настраивал правоохранительную систему и на борьбу с мелким бизнесом.

Увеличение нормы крупного размера ущерба позволяет не квалифицировать преступление как уголовное, а считать его административным нарушением. Фото Максима Платонова

Однако в 2003 году критерий крупного размера меняется. Его повышают до 250 тысяч рублей, а особо крупный — до 1 млн рублей. В апреле 2010 года крупный размер поднимается до 1,5 млн рублей, а особо крупный — до 6 млн рублей. Он получил негласное название гуманизации уголовно-правовых отношений в экономической сфере. Почему? Потому что повышение размера ущерба переводит деяние в разряд правонарушений.

По мере улучшения экономической ситуации нижние планки ущерба вновь повышаются. По словам Марии Талан, в июле 2016 года было введено примечание к статье 170 со значком 2 — крупные размеры еще раз подняты. Теперь обычный ущерб — это 2 млн 250 тысяч рублей, а крупный — 9 млн рублей. Но в ряде статей УК есть крупные размеры в 50 млн рублей — например, в ст. 179 УК. Нужно ли его оставлять — эксперты не сказали.

Плати и освобождайся

Другая тенденция гуманизации — это появление новых видов освобождения от уголовной ответственности в экономической сфере. Мария Талан отметила интересную закономерность. По ее мнению, эта мера часто служила для пополнения бюджета. «В первоначальной редакции УК было две статьи — 198-я и 199-я. После первого экономического кризиса в 1998 году вносятся изменения в УК и появляется примечание к статье 198 о том, что тот, кто впервые совершил налоговое преступление, освобождается от ответственности, если полностью возместил ущерб, — сообщила она. — Тут же увеличивается количество возбужденных дел и большая часть из них прекращается при возмещении ущерба». Но тогда этот закон вызвал критику и негодование налоговой полиции, после чего в 2003 года это скандальное примечание отменили. Но в декабре 2009 года его снова ввели и оно существует до сих пор. По словам Марии Талан, обвиняемый освобождается от уголовной ответственности, если не только он сам, но и его организация заплатила за него налог.

При налоговых преступлениях размеры недоимки, с которых наступает ответственность, тоже постоянно увеличивались. Последний раз они были увеличены в июле 2017 года.

Кроме того, появился новый вид освобождения от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности — это ст. 176 (1). Она была введена в 2011 году. Первоначально обвиняемый должен был возместить ущерб в пятикратном размере, при этом надо было возместить и сам ущерб. То есть нужно было заплатить по обвинению в незаконном предпринимательстве штраф в пятикратном размере и сам ущерб — всего 9 млн рублей. Но в 2016 году пятикратный размер был смягчен и заменен на двукратный. То есть цена свободы — 4,5 млн рублей.

По словам Марии Талан, обвиняемый освобождается от уголовной ответственности, если не только он сам, но и его организация заплатила за него налог. Фото kpfu.ru

Казуистика в УК: вредно для работы

Несмотря на тенденцию на гуманизацию, критику экспертов вызвало появление многочисленных специальных норм к действующим статьям. «И это не всегда хорошо. Они носят казуистичный характер», — отметила Талан. Например, это группа преступлений, связанных с действиями на рынке ценных бумаг. «Посмотрите на эти статьи. Их не то чтобы применять, их понять-то невозможно, глядя только в уголовный кодекс. Например, ст. 185 со значком 5. Эта тенденция на появление специальных казуистичных норм, к сожалению, в законодательстве продолжается», — недовольна она.

Второе, что вызывает критику, — это нарушение системности при построении главы 22. «Она и так самая большая в УК — в ней свыше 50 статей. Но в эту главу законодатель вмещает деяния, которые не всегда там могут быть уместны. И даже их место в этой главе не всегда оправданно. Например, с ценными бумагами», — считает Талан.

В завершении своего обзора она напомнила, что федеральные власти не в первый раз пытаются редактировать УК, но не могут. «Концепция модернизации уголовного законодательства в экономической сфере была готова еще 10 лет назад. Она была создана на основании указа президента РФ в 2009 году. Прошло 10 лет. Она была очень тщательно разработана. В ней принимали участие известные ученые, предлагалось ряд составов совсем исключить. Например, 171, 176, 177-я и другие подобные изменения. Почти ничего из этого не нашло отражения», — заметила она.

По экономическим статьям в республике сажают редко

Вслед за академическим теоретиком выступил практик. Судья Верховного суда РТ Айрат Миннуллин для начала сообщил, что уголовные статьи из главы 22 применяются в республике крайне редко. «Их количество незначительно по сравнению с уголовными преступлениями. В 2017 году в районные и городские суды РТ поступило 64 уголовных дел экономической направленности», — обрисовал он картину. Но сделал важную оговорку. В эту статистику не включены статьи за мошенничество и другие преступления против собственности. По словам судьи, уголовные дела по экономическим статьям были возбуждены в отношении 115 лиц, из которых 96 — осуждены.

Почти 70% осуждены за незаконное предпринимательство. 10% — за приобретение и сбыт имущества заведомо преступным путем. 7,6% — за уклонение от уплаты налогов. Правда, за последние 2 года произошел рост дел по ст. 172 (незаконная банковская деятельность). «Видимо, сейчас идет борьба с обнальщиками», — предположил Айрат Миннуллин.

Почти 70% осуждены за незаконное предпринимательство. 10% — за приобретение и сбыт имущества заведомо преступным путем. Фото Максима Платонова

«Представляется, что одна из причин активности в сфере противодействия экономическим преступлениям — это нестабильность уголовного законодательства и качество принимаемых уголовно-правовых норм. За время действия УК с 2009 года наметилась отчетливая тенденция на гуманизацию уголовной политики, — согласился он с коллегой. — Это вызвано тем, что бизнес подвергается необоснованному давлению». Ушли такие составы преступлений, как «обман потребителя», «заведомо ложная реклама», лжепредпринимательство.

По его словам, сейчас в активно применяется освобождение от уголовной ответственности при выплате штрафа. «Всем известны изменения по регулированию ст. 159.4 — мошенничество в сфере предпринимательства, которая грозит до 10 лет лишения свободы. Сначала она полностью утратила силу. Конституционный суд признал ее частично неконституционной. А затем было введено дополнение к статье 159 — частями 5, 6, 7. Они уточнили преднамеренный характер неисполнения обязательств. Включение обязательного признака мошенничества — преднамеренность неисполнения обязательств — значительно затруднило доказательство преступления», — признался он.

Неотвратимость наказания нужно сохранить

По его словам, из-за чехарды вокруг ст. 159 не всегда соблюдается принцип неотвратимости наказания. И рассказал, как обвиненный в мошенничестве в сфере предпринимательства Буланкин, совершивший с 2009 по 2013 год 26 преступлений и обманувший граждан на десятки миллионов рублей, смог избежать наказания. «7 июля 2017 года Вахитовский суд вынес приговор Буланкину по 26 преступлениям (ст. 159 ч. 1 и ч. 2). Судом установлено, что с 2009 по 2013 год он, являясь управляющим лицом в коммерческих организациях, заключал от имени этих организаций с физическими лицами договоры инвестирования, по которым обязан предоставлять квартиры в строящихся домах. Общий ущерб исчисляется десятками миллионов рублей. Более того, многие потерпевшие лишились единственного жилья». Но инкриминируемые Буланкину деяния были совершены до признания КС частично неконституционными, поэтому действия подсудимого были квалифицированы по ст. 159 ч. 4. Поскольку это преступления небольшой тяжести, ему назначили штраф. И он был освобожден от наказания. Реакцию потерпевших по этому решению можно представить.

По словам Надежды Муратовой, впервые, начиная с 2018 года, адвокатов стали приглашать на судебный арест имущества. Фото Олега Тихонова

Арест имущества — на состязательной основе

Профессиональный адвокат с 25-летним стажем Надежда Муратова затронула проблему ареста имущества. По ее словам, впервые, начиная с 2018 года, адвокатов стали приглашать на судебный арест имущества. Раньше это была закрытая процедура. «Арест был всегда, но сейчас он переформатировался под воздействием уголовного права. Все-таки это должна быть состязательная процедура. Когда суд видит ходатайство следователя об аресте имущества, суд должен определиться, является ли это совместно нажитым имуществом, какую часть арестовывать, — считает она. — В условиях состязательной процедуры судебного ареста возможен дифференцированный подход и к составу преступления, и к субъекту права».

В завершение юридическое сообщество договорилось встретиться еще раз, чтобы оформить предложения в окончательном варианте.

realnoevremya.ru

Криминализация

Преступле́ние (уголовное преступление) — это правонарушение, совершение которого влечёт применение к лицу мер уголовной ответственности. Преступления могут выделяться из общей массы правонарушений по формальному признаку (установление за них уголовного наказания, запрещённость уголовным законом), а также по материальному признаку (высокая степень опасности их для общества, существенность причиняемых ими нарушений правопорядка).

Преступление в самом общем понимании представляет собой форму девиантного (отклоняющегося) поведения человека. По словам Н. С. Таганцева:

Современные уголовные кодексы содержат либо чисто формальное («преступление — это деяние, запрещённое уголовным законом под угрозой наказания»), либо формально-материальное определение преступления, включая в него также признак общественной опасности. Кроме того, в странах, использующих принцип субъективного вменения (например, в России), в это понятие добавляется признак виновности.

Содержание

Эволюция понятия преступления

Законодательству Древнего мира и Средних веков общее понятие «преступление» было неизвестно, оно появилось лишь в законодательстве Нового времени [2] . В русскоязычных источниках средневекового права используются такие понятия, как «обида» (Русская правда), «лихое дело» (Судебник 1550 года), «злое дело» (Соборное уложение 1649 года), однако они не носили характера родового понятия.

Однако уже из французских уголовных кодексов 1791 и 1810 годов можно выделить отдельные признаки, характерные для признаваемых преступными деяний: преступлением стало признаваться деяние, запрещённое уголовным законом под угрозой наказания, согласно принципу nullum crimen sine lege [3] . Эти признаки позже перешли в той или иной форме во все европейские уголовные кодексы.

Это было формальное определение преступления, указывающее в качестве основного обстоятельства, определяющего преступность деяния, наличие уголовно-правового запрета. Такое формальное определение не раскрывало социальной сущности преступного деяния, не давало ответа на вопрос: почему это деяние было признано преступным и включено в качестве такового в уголовный закон. Такой подход к определению в XX веке стал подвергаться доктринальной критике: учёными стало предлагаться материальное определение преступления.

Материальное определение преступления отличается от формального тем, что в него включается признак общественной опасности, понимаемой как объективная способность деяния причинить вред обществу.

Первым нормативным актом, заложившим предпосылки материального определения преступления, была Декларация прав человека и гражда­нина 1789 года, принятая во Франции. В её статье 5 говорилось, что закон имеет право запрещать лишь действия, вредные для общества. Позже аналогичные, хотя и более конкретизированные, определения давались многими учёными: например, Стифенами в «Новых комментариях к законам Англии» середины XIX века было дано такое определение, восходящее ещё к Уильяму Блэкстону:

Р. Иеринг называл преступлением «констатированное законодательством вредоносное посягательство на жизненные условия общества» [5] . Н. Д. Сергеевский отмечал, что «преступное деяние по содержанию своему есть деяние, причиняющее вред обществу или частным лицам или заключающее в себе опасность вреда» [6]

В уголовном законодательстве материальные признаки преступления впервые нашли воплощение с принятием составленного Ансельмом Фейербахом Уголовного кодекса королевства Бавария 1813 года, содержавшего такое определение преступления: «Все умышленные наруше­ния закона, которые из-за своих свойств и размера злонаправленности находятся под угрозой наказания …, называются преступлениями» [7] .

Однако в большинстве уголовных кодексов стран мира материальная конструкция преступления, как правило, не находит прямого закрепления; используется формальное определение, как правило, размещаемое в разделе, где содержатся определения используемых в законе терминов [8] .

Материальную конструкцию определения преступления необходимо отличать от псевдоматериальной, в которой общественная опасность характеризуется через причинение вреда чрезвычайно нечётко определённому кругу отношений. Истории известны такие примеры псевдоматериальных определений преступления: «преступление — это уголовно наказуемая неправда», «преступление — это деяние, посягающее на среднюю меру нравственности», «преступление — это деяние, противоречащее всему установленному порядку»; данные определения создают видимость учёта интересов общества при решении вопроса о криминализации деяний, однако на деле ввиду размытости круга интересов, которые могут ставиться под угрозу, всё сводится к произвольно-формальной криминализации [9] .

Разработка новых подходов к определению понятия «преступление» продолжается и сейчас. Некоторыми авторами, например, предлагается при этом исходить из того, что суть преступления составляет не само совершаемое лицом деяние, а возникающее при его совершении общественно значимое отношение [10] .

Признаки преступления

Преступное деяние

Преступление есть деяние. Деяние в уголовном праве понимается как акт поведения человека, который может быть выражен как в активной (действие), так и в пассивной форме (бездействие), способный причинить различного рода вредные, опасные для общества последствия: физический, моральный и материальный ущерб личности, нарушение нормального функционирования экономических институтов, вред окружающей среде и т. д. [11]

Указание на то, что преступление представляет собой деяние имеет достаточно большое значение. Во-первых, вследствие этого преступлением может признаваться только акт поведения человека, а не его мысли и убеждения [12] . Это положение восходит ещё к римскому праву: ещё в Дигестах Юстиниана устанавливалось, что никто не несёт наказания за мысли (лат. cogitationis poenam nemo patitur ). Деяние должно отвечать признаку отражаемости, то есть быть доступным для человеческого познания, должна иметься возможность составить его объективное (не зависящее от субъекта) описание [13] .

Следует отметить, что невозможность признания преступными мыслей и убеждений человека не означает невозможности признания преступным акта их внешнего выражения (устного или письменного), адресованного другим лицам: законодательством многих государств признаются преступными, например, оскорбительные и клеветнические высказывания, призывы к насилию, в том числе направленному на ниспровержение существующих институтов государственной власти. Криминализация таких деяний в целом не противоречит принципу свободы слова ввиду их объективной вредоносности.

Также не может признаваться преступлением физическое или психическое состояние человека, социальный статус и иные свойства личности как внутреннего (характер, привычки), так и внешнего (раса, национальность) характера; применение мер уголовной репрессии на основе представлений об «опасном состоянии» личности в современном уголовном праве считается недопустимым [14] .

Кроме того, поскольку деяние представляет собой акт поведения, преступными могут быть признаны лишь такие действия или бездействие, которые образуют поведение в том смысле, который вкладывается в это понятие психологией. Поведение характеризуется признаками мотивированности (наличием побуждений, вызвавших деяние) и целенаправленностью, которая выражается в осознании человеком возможных результатов его поступков; если хотя бы один из данных признаков отсутствует, то нет поведения, а значит, не может быть и преступления.

Например, не являются преступными рефлекторные действия: если один человек пытается схватиться за другого, чтобы избежать падения, и в результате причиняет последнему вред здоровью, эти действия не могут быть признаны преступными. Аналогично дело обстоит в случаях, когда деяние совершается в бессознательном состоянии или вследствие действия непреодолимой силы (стихийного бедствия или созданной другими людьми нештатной ситуации). Во всех этих случаях нельзя говорить о свободе воли человека: у него отсутствует выбор между правомерным и неправомерным, преступным и непреступным поведением. Законодательство многих стран содержит специальные положения, устанавливающие непреступность таких деяний.

Например, УК Китая в ст. 13 устанавливает, что «деяния, кото­рые объективно хотя и привели к вредным последствиям, но не яв­ляются следствием умышленной или неосторожной вины, а выз­ваны непреодолимой силой или невозможностью ее предвидеть, не признаются преступными», а Модельный УК США не ограничивается общим определением, называя наиболее характерные варианты недобровольного поведения:

(1) Лицо может быть признано виновным в совершении посягательства лишь в случае, если его ответственность основывается на поведении, включающем в себя добровольно совершённое действие либо несовершение действия, физическая возможность совершить которое имелась у данного лица.

(2) По смыслу этой статьи следующие действия не являются добровольными:

(a) рефлекторные или конвульсивные;

(b) телодвижение, совершённое во сне или в бессознательном состоянии

(c) действия, совершённые под воздействием гипноза или в результате гипнотического внушения

(d) иное телодвижение, которое не является результатом усилия или решения лица, его совершившего, сознательного или привычного

(1) A person is not guilty of an offense unless his liability is based on conduct which includes a voluntary act or the omission to perform an act of which he is physically capable.

(2) The following are not voluntary acts within the meaning of this Section:

(a) a reflex or convulsion;

(b) a bodily movement during unconsciousness or sleep;

(c) conduct during hypnosis or resulting from hypnotic suggestion;

(d) a bodily movement that otherwise is not a product of the effort or determination of the actor, either conscious or habitual

Отсутствие у лица свободы выбора также может быть вызвано применением в отношении его физического принуждения. В этом случае деяние также не может быть признано преступным. Соответствующая законодательная норма содержится, например, в ч. 1 ст. 40 Уголовного кодекса РФ, которая устанавливает, что «не является пре­ступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом ин­тересам в результате физического принуждения, если вследствие такого принуждения лицо не могло руководить своими действия­ми (бездействием)».

Преступное деяние может быть совершено как в форме действия, так и в форме бездействия; эти формы являются полностью равнозначными, хотя основной (наиболее часто встречающейся) является всё же активная форма [15] . Например, из преступлений, предусмотренных Уголовным кодексом РФ путём действия совершаются примерно 70% [16] . Бездействие является преступным лишь при наличии определённых условий: это, во-первых, наличие обязанности (как правило, юридической) совершить действие и, во-вторых, наличие возможности совершить требуемое действие.

Общественная опасность как признак преступления

Материальным (содержательным) признаком преступления является его общественная опасность. Уголовное право запрещает и объявляет преступными лишь те деяния, которые причиняют вред интересам личности, общества и государства или создают угрозу причинения такого вреда; если формально запрещённое деяние вследствие малозначительности не может причинить такого вреда, оно не может быть признано преступным [17] . Общественная опасность есть объективное свойство деяния, присущее ему независимо от законодательной оценки, которое служит основанием его криминализации [18] .

Вред, причиняемый преступлением, не всегда конкретизируется в уголовном законе. Более того, в некоторых случаях совершения преступления практически невозможно назвать, кому именно, каким индивидуально определённым интересам и благам причинён ущерб. Однако это не означает, что такие деяния являются безвредными: общественная опасность может заключаться в дезорганизации существующего порядка общественных отношений, нарушении стабильности общества в целом [19] .

Признак общественной опасности может находить различное выражение в законодательстве. Одни законодательные акты (например, УК РФ и УК Польши) прямо устанавливают, что преступным является лишь общественно опасное деяние. Другие законодательные акты могут достигать той же цели перечислением возможных объектов посягательства, обязательным требованием вредоносности деяния, либо сочетанием этих способов [20] .

Именно общественная опасность выступает в роли признака, позволяющего отграничить преступления от иных правонарушений: административные правонарушения, гражданско-правовые деликты являются вредными для общества или конкретного лица, асоциальными, но не общественно опасными [21] .

Общественная опасность включает в себя как объективные признаки причинённого вреда (его размер, характер и т.д.), так и субъективные признаки: форму и вид вины, мотивы совершения преступного деяния, цели, которых хотел достичь виновный и т.д. [22] . Общественная опасность причинения смерти по неосторожности ниже, чем умышленного причинения смерти (убийства) из ревности; в свою очередь, общественная опасность убийства из ревности меньше, чем убийства из хулиганских побуждений и т.д.

Хотя мотивы и цели лица играют важную роль при оценке общественной опасности совершённого деяния, этого нельзя сказать о личности преступника: одинаково опасными, вредными для общества являются деяния, совершённые злостным хулиганом и лицом, которое прежде вело себя законопослушно, несовершеннолетним и пожилым субъектом; характеристики личности преступника влияют на назначенное ему наказание, но не на оценку общественной опасности содеянного им [23] . Однако следует отметить, что существуют деяния, которые признаются общественно опасными только если они совершены лицом, обладающим определёнными признаками. Например, получение не предусмотренного законом вознаграждения за совершение действий, входящих в служебные обязанности лица, является преступлением (взяточничеством) лишь если это лицо занимает определённые должности (является должностным); за неоказание помощи больному может нести ответственность только лицо, которое способно оказывать медицинскую помощь (врач или сотрудник правоохранительных органов, прошедший соответствующий инструктаж). Если аналогичное по объективным признакам деяние было совершено лицом, не обладающим соответствующими субъективными признаками, оно не является общественно опасным и преступным.

Для того, чтобы дифференцировать, разграничить общественную опасность различных преступлений, используются такие показатели, как характер и степень общественной опасности деяния. Характер общественной опасности определяется сочетанием признаков объекта посягательства (категории нарушенных преступлением общественных отношений), преступных последствий (физических, экономических, организационных и др.), формой вины (умышленной или неосторожной) и способа совершения преступления (насильственного или ненасильственного, «гуманного» или особо жестокого и т.д.) [24] .

Степень общественной опасности — это количественная характеристика общественной опасности. Она зависит от размера причинённого или потенциального ущерба, степени выраженности вины лица, моральной оценки его мотивов и целей, более высокой или более низкой опасности конкретного способа посягательства [25] . Степень общественной опасности определяет суровость назначаемого наказания, находит отражение в санкции уголовно-правовой нормы [26] . Соответствующие мысли можно увидеть ещё в работах средневековых правоведов. К примеру, английский учёный Иеремия Бентам, приверженец классического направления в уголовном праве, в своей известной «таблице удовольствий и страданий» писал: «чем важнее преступление, тем более можно решиться на наказание жестокое для вящей надежды предупредить преступление» [27] .

В санкции статьи уголовного закона закрепляется лишь типовая (характерная для всех преступных деяний определённого вида) оценка общественной опасности; эта оценка подлежит конкретизации судом применительно к обстоятельствам единичного реально совершённого деяния [28] .

Виновность как признак преступления

В соответствии с принципом субъективного вменения, преступным признаётся деяние, совершённое умышленно (т. е. осознанно, при наличии понимания вредного характера причиняемых деянием последствий), либо вследствие преступной неосторожности, то есть виновно. Если вред причинён без вины, содеянное представляет собой уголовно-правовой казус, за который уголовная ответственность не наступает.

Вина представляет собой определённое внутреннее психическое отношение лица к тому деянию, которое оно совершило, и к его реальным или возможным последствиям [29] . В уголовном праве также используется равнозначное термину «вина» понятие «виновность». В других отраслях права этот термин может иметь иное значение: в частности, в уголовно-процессуальном праве под виновностью понимается «преступность» лица, наличие в его деянии всех необходимых для наступления уголовной ответственности признаков [30] . Соответственно, вердикт присяжных «виновен» имеет более широкий смысл: он означает, что обвиняемый действительно совершил то преступление, в котором он обвиняется, а не просто действовал умышленно либо неосторожно.

Виновность как признак преступления также означает, что к ответственности не может быть привлечено невменяемое или не достигшее возраста уголовной ответственности лицо, так как такие лица признаются неспособными осознавать вредность совершаемых ими действий, либо контролировать своё поведение.

Уголовная противоправность как признак преступления

Формальным признаком преступления является его уголовная противоправность. Она включает в себя две компоненты: запрещение совершения деяния и угрозу применения наказания, если деяние всё же будет совершено [31] . Уголовная противоправность производна от общественной опасности: не являющееся общественно опасным деяние не может признаваться противоправным [32] . Признание противоправным деяния, которое объективно не является общественно опасным, является ошибкой законодателя [33] .

В большинстве современных государств уголовно-правовой запрет может содержаться лишь в актах уголовного законодательства (как правило, кодифицированных) [34] .

Заложенная в уголовно-правовой запрет угроза наказания далеко не всегда реализуется: многие преступления остаются нераскрытыми, кроме того законодательством предусматриваются условия, при которых лицо, совершившее преступление, может быть освобождено от наказания или от уголовной ответственности в целом [35] . Признаком преступления является именно сама по себе потенциальная угроза наказания, фактически назначенное преступнику наказание лежит за пределами совершённого преступления.

Криминализация и декриминализация

Криминализация — это процесс признания деяния преступным и закрепления его признаков в уголовном законе, установления за него уголовной ответственности. Декриминализация — это обратный процесс, связанный с признанием деяния непреступным, исключением его признаков из уголовного закона, отменой уголовной ответственности за его совершение [36] .

Общество представляет собой динамическую систему, в которой постоянно появляются новые виды общественных отношений и видоизменяются старые. В связи с этим появляются новые виды преступлений, а общественная опасность старых может изменяться в большую или меньшую сторону, либо пропадать вовсе.

Например, в древнееврейском обществе считались наиболее общественно опасными и карались смертью (побиванием камнями) такие деяния, как идолопоклонство, подстрекательство к нему, жертвоприношения Молоху, чародейство, вызывание духов, упорное неповиновение родителям, несоблюдение праздника субботы, богохульство, изнасилование чужой невесты, дурное поведение девушки; до нашего времени из этих деяний в качестве преступления дошло только изнасилование [37] . Масштабные процессы криминализации и декриминализации обычно происходят в связи со сменой экономического строя. Карл Маркс писал: «В то же самое время, когда англичане перестали сжигать на кострах ведьм, они стали вешать подделывателей банкнот» [38] . В России в период экономических реформ оказались декриминализованы многие деяния, которые в новых экономических условиях утратили общественную опасность (спекуляция, коммерческое посредничество, частнопредпринимательская деятельность), но одновременно были признаны преступными многие деяния, ранее неизвестные уголовному закону. В целом можно сказать, что в обществе непрерывно идут процессы криминализации и декриминализации деяний.

Криминализация связана с обретением неким деянием общественной опасности. На первом этапе объективно являющееся опасным для общества ещё не является уголовно-противоправным. Такое положение является нестабильным. Повторяющиеся и получающие распространение вредоносные действия вызывают ответную реакцию со стороны общества, которая проявляется в том, что общественная опасность находит своё выражение в формальном уголовно-правовом запрете, устанавливаемом законодательными (представительными) органами государства [39] .

Необходимо отметить, что не всякое общественно опасное деяние должно быть криминализовано. Если существует возможность не допустить совершения таких деяний иными правовыми и организационно-техническими средствами, криминализация нецелесообразна [40] .

Процесс декриминализации связан с отпадением общественной опасности деяния при сохранении его формальной противоправности. Ситуация, когда некое деяние не причиняет вреда обществу и не осознаётся большинством граждан (в том числе представителями правоохранительных органов) как преступное, также является нестабильной. Привлечение к уголовной ответственности за такое деяние начинает расцениваться как проявление несправедливости, что в конце концов приводит к отмене уголовно-правового запрета.

Категории преступлений

Преступления могут делиться на группы по различным основаниям. Такие классификации могут носить нормативный (законодательный) или доктринальный (научный) характер. Наиболее часто встречаются классификация преступлений по характеру и степени общественной опасности и по родовому объекту. Другие критерии классификации включают в себя характеристику способа совершения преступления, степень его оконченности, признаки субъекта и субъективной стороны и т.д. [41]

Классификация преступлений по характеру и степени общественной опасности

Основанием группировки преступлений могут служить характер и степень их общественной опасности. Законодательством большинства государств мира по данному основанию преступления делятся на 2—3 категории, причём достаточно часто наименее опасные преступления получают название уголовных проступков [42] . За уголовные проступки назначаются минимальные сроки наказаний, часто они не влекут иных последствий, связанных с уголовной ответственностью (например, судимости).

В большинстве уголовных кодексов стран мира характер и степень общественной опасности определяются в зависимости от формы вины и максимального размера наказания, предусмотренного санкцией. Например, статья 111-1 УК Франции 1992 года делит все преступные деяния на преступления, проступки и нарушения в зависимости от того, являются они умышленными или неосторожными и какое за них может быть назначено наказание (так, нарушения — это умышленные и неосторожные деяния, нака­зуемые по закону штрафом, лишением либо ограничением прав, а преступления — это умышленные деяния, за которые предусматривается наказание в виду пожизненного или срочного заточения). Федеральный УК США 1948 года делит все преступления на 3 группы: фелонии (наказываются смертной казнью или лишением свободы на срок более года), мисдиминоры и мелкие посягательства (petty offence), которые наказываются тюремным заключением на срок не более 6 месяцев или штрафом на сумму не более 500 долларов. В Испании преступные деяния делятся на преступления и нарушения, в ФРГ — на преступления и проступки.

В тех странах, где категории преступлений в явном виде не перечисляются в общей части уголовного законодательства, нередко категоризация преступлений присутствует в особенной части, где отдельные преступления обозначаются как тяжкие или незначительные (УК КНР, УК Швеции).

Категоризация преступлений позволяет дифференцировано подходить к наложению уголовной ответственности: для преступлений небольшой и высокой степени тяжести может быть предусмотрен разный правовой режим. Это может касаться, например, сроков давности привлечения лица к уголовной ответственности, назначения наказания, институтов освобождения от уголовной ответственности и наказания [43] .

Классификация преступлений по родовому объекту посягательства

Преступления могут классифицироваться по родам объектов, на которые они посягают. Например, различные родовые объекты имеют убийство (жизнь), кража (собственность) и геноцид (мир и безопасность человечества).

В современных уголовных кодексах преступления, как правило, группируются по родовым объектам.

Простые и сложные преступления

В теории уголовного права преступления делятся на простые и сложные. Выделяется три вида сложных преступлений: составные, продолжаемые и длящиеся.

Составным преступлением является деяние, которое фактически представляет собой совокупность нескольких элементарных деяний, каждое из которых в отдельности является преступным [44] . Например, в УК РФ составным преступлением является изнасилование, повлекшее заражение венерическим заболеванием (п. «г» ч. 2 ст. 131 УК РФ), которое может быть представлено как совокупность заражения венерическим заболеванием (ст. 121 УК РФ) и основного состава изнасилования (ч. 1 ст. 131).

Преступное деяние также может быть продолжаемым и длящимся [45] . Продолжаемое деяние состоит из ряда тождественных поступков, направленных на достижение общей цели. Например, продолжаемой является кража из библиотеки многотомного собрания сочинения, осуществляемая по одному тому за раз; вынос с завода запасных частей с целью собрать из них готовое изделие и т.д. Законодательства большинства стран мира (за исключением, например, УК Монголии) не содержат законодательного определения продолжаемого преступления, но аналогичные по смыслу конструкции используются в большинстве стран мира [46] .

Длящееся преступление состоит из акта преступного бездействия, продолжающегося длительным невыполнением возложенных на лицо обязанностей (например, по уплате алиментов или прохождению военной службы) [47] .

Классификация преступлений в других правовых науках и отраслях права

Помимо уголовного права, различные аспекты преступления является предметом рассмотрения уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного права, а также криминологии и криминалистики. Соответственно, становятся возможными и другие классификации преступлений [48] :

  • В криминологии в основу классификации кладутся признаки личности преступника, а также механизма и способа преступного посягательства. На основе данной классификации преступлений выделяются различные виды преступности: насильственная и корыстная преступность, преступность несовершеннолетних и преступность женщин и т.д.
  • В уголовно-исполнительном праве классификация преступлений зависит в первую очередь от признаков личности преступника. Различаются преступления, совершённые женщинами и мужчинами, несовершеннолетними и совершеннолетними, ранее несудимыми лицами и рецидивистами и т.д.
  • В уголовно-процессуальном праве преступления классифицируются в зависимости от подследственности и подсудности возбуждённых по факту их совершения уголовных дел.
  • В криминалистике группировка преступлений производится в зависимости от особенностей тактики и методики их расследования.
  • Малозначительное деяние

    В правоприменительной практике может возникать ситуация, когда совершённое деяние формально содержит признаки преступления, однако по сути не является общественно опасным: не причинило и не было способным причинить вред охраняемым уголовным законом общественным отношениям.

    В большинстве стран мира лицо, совершившее такое деяние не подлежит наказанию; при этом в странах, где законодательное определение преступления включает материальный признак (общественную опасность) соответствующие нормы, как правило, содержатся в статье о преступление, а в странах, где в уголовном законодательстве содержится только формальный признак противоправности, ненаказуемость малозначительных деяний определяется специальной уголовно-правовой или уголовно-процессуальной нормой [49] .

    Малозначительное деяние может быть совершено только с умышленной формой вины: лицо должно рассчитывать причинить именно такой, не являющийся общественно опасным ущерб объектам уголовно-правовой охраны [50] . Если лицо рассчитывало причинить более серьёзный ущерб, но по не зависящим от него обстоятельствам причинило намного меньший, малозначительность отсутствует, вместо этого применяются нормы закона о неоконченной преступной деятельности [51] .

    От малозначительных деяний следует отличать деяния, причинившие ущерб, меньший требуемого для привлечения лица к уголовной ответственности. Некоторые деяния (например, уклонение от уплаты налогов) могут являться наказуемыми лишь если причинённый ущерб превысил определённый размер. В случае, если действия или бездействие лица причинили меньший ущерб, отсутствует не только общественная опасность, но и уголовная противоправность деяния [52] . Основанием отказа государства от уголовного преследования лица в этом случае будет не малозначительность деяния, а отсутствие в нём состава преступления.

    Непреступность малозначительного деяния не означает его правомерности. Лицо, совершившее малозначительное деяние, может быть привлечено к административной, дисциплинарной, гражданской и другим видам ответственности, т. е. малозначительное деяние может являться правонарушением [53] . Некоторые виды малозначительных деяний могут также являться аморальными проступками.

    Отграничение преступлений от других категорий правонарушений и от аморальных поступков

    Преступления необходимо отграничивать от других видов правонарушений, ответственность за которые предусмотрена нормами административного, трудового, налогового и других отраслей права.

    Такое отграничение производится по материальным и формальным основаниям. Материальным основанием отграничения выступает наличие у преступлений общественной опасности, отсутствующей у правонарушений [54] : хотя правонарушения также причиняют вред обществу, являются антисоциальными, этот вред по своему характеру и степени является намного менее опасным, чем вред, причиняемый преступлениями [55] . Достаточно часто характеризующие общественную опасность признаки, позволяющие отграничить преступление от правонарушения, закрепляются в соответствующей норме уголовного закона. Данные признаки могут носить как формально определённый, так и оценочный характер. Это может быть определённый размер причинённого ущерба (материального или физического), обстановка, время, место совершения преступления, форма вины, низменность мотивов и целей совершённого деяния и т. д. [56] . Кроме того, признаком, разграничивающим преступление и правонарушение может быть систематичность совершения: однократное совершение некого деяния является правонарушением, многократное же совершение — преступлением [57] .

    Формальным основанием отграничения является характер противоправности. Ответственность за преступления предусматривается уголовным законодательством и включает в себя меры уголовного наказания, а также специфическую уголовно-правовое последствие наложения ответственности: судимость. Ответственность за остальные правонарушения устанавливается актами других отраслей права и включает в себя специфические для данных отраслей негативные последствия, которые, как правило, являются менее тяжкими, чем уголовное наказание; кроме того, в этих отраслях права не предусматривается каких-либо аналогов судимости как состояния лица, связанного с отбытием наказания [58] .

    Если в деянии лица одновременно присутствуют признаки как преступления, так и менее тяжкого административного правонарушения, к нему применяется только наиболее строгий вид ответственности: уголовная; негативные последствия совершения другого правонарушения (за исключением гражданского-правового деликта, материальная ответственность за который не исключается) поглощаются негативными последствиями совершённого преступления [59] . Неоднозначно решается вопрос выбора применимого права при прямой конкуренции уголовно-правовых и иных норм (в ситуациях, когда вследствие нарушения законодательной техники одно и то же деяние может быть в зависимости от усмотрения суда расценено как преступление либо как правонарушение). Одни учёные и практики говорят, что предпочтение должно отдаваться более благоприятной для субъекта норме о правонарушении [60] , другие — что предпочтение должно отдаваться более строгой уголовно-правовой норме [61] .

    Преступления также необходимо отграничивать от аморальных, безнравственных проступков. Не любой аморальный проступок является преступным: например, обман, как правило, является аморальным, но непреступным. При этом аморальными могут признаваться не только деяния лица, но и его мысли, убеждения. Спорным является вопрос об аморальности преступления: одни учёные говорят, что все преступления являются аморальными, другие же указывают, что некоторые преступления нейтральны с моральной точки зрения (например, никакой нравственной оценки не связывается с таким преступлением, как нарушение правил международных полётов), а отдельные даже вызывают одобрение общества (например, убийства из сострадания к потерпевшему или с превышением пределов необходимой обороны) [62] .

    Как и в случае с правонарушениями, основаниями отграничения являются отсутствие у аморальных проступков общественной опасности (материальное основание) и противоправности (формальное основание) [63] . По первому основанию аморальные проступки отличаются от преступлений и правонарушений тем, что не причиняют физического или материального вреда: аморальное поведение, как правило, наносит чисто психологический ущерб — самолюбию личности, межличностным отношениям и т.д. [64] . По второму основанию отграничение становится возможным благодаря тому, что аморальные проступки вообще не являются противоправными: их совершение не запрещено нормами никакой правовой отрасли (хотя нормы морали и могут быть письменными, сводиться в специальные моральные кодексы) [65] .

    Аморальное деяние может обрести статус преступления, если его совершение обладает общественной опасностью и законодатель сочтёт нужным создать соответствующую уголовно-правовую норму. Возможно и обратное: так, например, в УК РСФСР 1960 года присутствовала норма, предусматривающая ответственность за заведомое поставление другого лица в опасность заражения венерическим заболеванием (не повлекшее фактического заражения), которая была отменена с принятием нового Уголовного кодекса РФ. В настоящий момент это деяние является аморальным проступком, но не правонарушением [66] .

    Преступление и преступность

    Преступность — это исторически изменчивое социальное и уголовно-правовое негативное явление, представляющее собой систему преступлений, совершённых на определённой территории в тот или иной период времени [67] .

    Преступность не представляет собой механическую сумму отдельных преступлений, это отдельное социальное явление, которое детерминируется господствующими в обществе экономическими, политическими, идеологическими и другими условиями. Существуют устойчивые зависимости между отдельными её элементами, а также связи с другими внешними социальными явлениями.

    Изучением преступности, личности преступника, средств и методов предупреждения преступности и борьбы с ней занимается особая социально-правовая наука: криминология.

    Преступление в праве различных стран мира

    В России все принимавшиеся уголовные кодексы и уложения содержали норму о преступлении, однако материальный характер определение преступления окончательно приобрело лишь в законодательных актах советского периода. Действующий УК РФ в ст. 14 даёт следующее определение: «преступление — это виновно совершённое общественно опасное деяние, запрещённое уголовным законом под угрозой наказания».

    Не является преступлением деяние, формально содержащие признаки преступления, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности (ч. 2 ст. 14 Уголовного Кодекса РФ).

    Российское уголовное законодательство (ст. 15 УК РФ) делит преступления на четыре категории по характеру и степени общественной опасности, определяемыми через форму вины и размер наказания:

    • Преступлениями небольшой тяжести признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК РФ, не превышает двух лет лишения свободы.
    • Преступлениями средней тяжести признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК РФ, не превышает пяти лет лишения свободы, и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК РФ, превышает два года лишения свободы.
    • Тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК РФ, не превышает десяти лет лишения свободы.
    • Особо тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых УК РФ предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет или более строгое наказание.

    dic.academic.ru

    Это интересно:

    • Сельхозтехника купля и продажа О компании АО - это современный завод по производству сельскохозяйственных машин и оборудования. Основной вид продукции - транспортеры навозоудаления различных модификаций. За последнее десятилетие на предприятии […]
    • Материнский капитал на 4-5 ребенка Как получить материнский капитал на третьего ребенка в 2018 году Начиная с 2007 года, в РФ действует программа государственной поддержки семей, в которых воспитывается двое или трое детей. Речь идет о материнском […]
    • Эволюция категории собственность Эволюция категории собственность Работ в текущем разделе: [ 2351 ] Дисциплина: Экономическая теория На уровень вверх Тип: Реферат | Цена: 450 р. | Страниц: 24 | Формат: doc | Год: 2012 | Купить | Получить […]
    • Правило умножения комбинаторики Решебник и ГДЗ по Алгебре. 11 класс. Ершова А.П. Самостоятельные и контрольные работы по алгебре и началам анализа для 10-11 классов. Авторы: Ершова А.П. Голобородько В.В. Издание: 5-е изд., испр. - М.: Илекса, […]
    • Статья запугивание ук рф Уголовный кодекс РФ c комментариями Комментарий к статье 150 1. В соответствии со ст. 38 Конституции Российской Федерации материнство и детство, семья находятся под защитой государства. Ст. 150 УК направлена на охрану […]
    • Федеральный закон поддержка малого бизнеса Виды и программы государственной поддержки малого бизнеса В 2018 году Правительство РФ продолжает осуществлять помощь малому и среднему бизнесу за счет федеральных и региональных программ. Но что это за программы? […]